Интервью Юрия Трутнева телеканалу "Россия24"

Интервью Юрия Трутнева телеканалу

Заместитель Председателя Правительства Российской Федерации - Полномочный представитель Президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев ответил на вопросы ведущей телепрограммы «Мнение» Эвелины Закамской в эфире телеканала «Россия-24».

 

Ведущая: Юрий Петрович, здравствуйте.

 

Юрий Трутнев: Добрый день

 

Ведущая: Рады приветствовать вас в нашей студии. Юрий Петрович, итак развитие Дальнего Востока – это национальный приоритет XXI века. Какими ресурсами сегодня располагает государство? Какими ресурсами и желанием располагает частный бизнес для того, чтобы этот проект и эти приоритеты реализовать.

 

Юрий Трутнев: Вы знаете, наверное, более всего в отношении развития Дальнего Востока мы в последнее время говорим о создании системы управления, системы управления развитием, потому что ждать, что просто все начнет прорастать, наверное, достаточно бессмысленно. Мы изучили весь опыт окружающих стран. Потому что Дальний Восток уникален тем, что его окружают самые быстро развивающиеся страны мира. Потом мы оценили преимущества положения Дальнего Востока. Потому что это великолепный рынок, если ориентировать Дальний Восток с точки зрения торговли, производства, перевозки грузов не только и не столько на центральную часть Российской Федерации, но и на рынки соседей, то месторасположение уникально. Я уже не говорю о таких особенностях, таких преимуществах Дальнего Востока как богатейшие рыбные ресурсы, лес, полезные ископаемые, ну и люди конечно. Люди, прежде всего, всегда являются самой главной движущей силой любого развития. Что касается государства, когда мы проанализировали Федеральную целевую программу развития Дальнего Востока, все Федеральные целевые программы, потому что они в какой-то части направлены на развитие Дальнего Востока тоже, то пришли к таким выводам: во-первых, Федеральную целевую программу развития Дальнего Востока надо полностью переделывать. Она включает в себя крупные объекты инфраструктуры, необходимые: модернизацию Байкало-Амурской магистрали, Транссиба, строительство местных аэропортов. Все это точно нужно сделать. Но если мы хотим добиться быстрого развития бизнеса, вот не когда-нибудь там через 25 лет, а вот сейчас, то этого совершенно недостаточно. Надо выбирать те проекты, которые находятся в высокой стадии готовности и помогать им. Разбираться, почему они не пошли, почему они не запущены. Чего не хватает: линий электропередач, железной дороги, еще чего-то. Вот ровно эта работа сейчас выполнена. Она выполнена по 400 проектам. Мы знаем, кому помогать, разработали принципы, по которым будем выбирать проекты для государственного софинансирования. Будем двигаться вперед.

Ну и два слова еще по поводу всех других программ, которые непосредственно на развитие дальнего Востока не направлены, они направлены на развитие всей территории страны. Тем не менее. И мы их проанализировали. Получается, что по целому ряду программ Дальний Восток недофинансируется. То есть объем финансов, поступающих на одного жителя меньше, чем в среднем по Российской Федерации. Считаем это положение недопустимым. Доложили об этом Председателю Правительства, Президенту. Получено поручение всем министерствам и ведомствам вот тот приоритет, который обозначен в Послании Президента, он должен быть подкреплен цифрами, он должен быть подкреплен действиями каждого органа исполнительной власти.

 

Ведущая: Почему так происходит? Почему происходит недофинансирование? Что об этом говорят губернаторы? Потому что, по идее, они на местах должны были эту картину видеть давно.

 

Юрий Трутнев: Ну, губернаторам немножко трудно влиять на министерства. Тем более губернаторам Дальнего Востока. Там, когда рабочий день начинается, здесь все еще спят. За этим должны были смотреть, прежде всего, не губернаторы, а министры. Что они говорят? Дело в том, что Федеральные целевые программы, они, как правило, финансируются по сетевому принципу. То есть, если есть какая-то сеть, то туда идут деньги. А если сети нет, то и деньги не идут. Принцип неправильный, потому что нам надо развивать как раз сеть там, где ее недостаточно, создавать услуги для людей. Например, большой объем недофинансирования по Дальнему Востоку по таким статьям, как культура, туризм. Ну что мы, туризм не хотим развивать на Дальнем Востоке. Странно, правда?

 

Ведущая: Это действительно странно. Однако когда развивается дискуссия по поводу перспектив развития туризма, например, на Дальнем Востоке, тут же возникают серьезные сомнения в возможности этого потенциала. Потому что, скорее всего, прежде чем развивать там туризм, туда нужно построить Транссиб, БАМ и так далее. То есть провести ту же самую инфраструктуру. И все что вы сказали, это, конечно, указывает на оторванность территории от центра и может быть просто непонимание того, что происходит на Дальнем Востоке.

 

Юрий Трутнев: Да это не оторванность территории от центра. У нас просто, слава богу, огромная страна. И это не недостаток, это преимущество. Просто центр развития не может быть один. Москва – столица нашей родины, но Москва – это не центр Вселенной. И совершенно очевидно, что кроме Москвы должны быть и другие центры, и экономические, и производственные. И нам надо развивать и Сибирь, и Дальний Восток. Я сегодня отвечаю за развитие Дальнего Востока. Уверен, что, собственно с чего и начинал, что развитие Дальнего Востока можно и нужно строить и можно строить на экспорте, экспорте в окружающие страны. В Китай, в Японию, в Корею.

 

Ведущая: Но, возможно, ваш диалог с финансовым блоком Правительства пойдет успешнее, после того, как станет понятно, что именно нужно финансировать. Вы говорили о 400 проектах, инвестиционных проектах, которые сегодня вы уже выбрали для софинансирования, которые вы выбрали в качестве приоритетов для развития, все 400 вы, наверное, не назовете, но, тем не менее, что это за проекты, и в каких отраслях эти проекты?

 

Юрий Трутнев: Мы назвали уже не 400, а 23. Что касается диалога с финансовым блоком. У нас хороший диалог. У нас нет такого, что нас не слышат. Все прекрасно понимают значение слова «приоритет», произнесенного Президентом Российской Федерации. Поэтому у нас такого недопонимания, что кто-то говорит: «Я этим заниматься не буду», - я с таким еще не сталкивался на работе. Другой разговор, что когда мы ведем речь о перераспределении больших средств, то это определенная работа. Надо понимать, за счет чего перераспределяемые средства осуществить, это все должно быть решено на Правительстве. Поэтому это все не делается за одну неделю, но все эти процессы запущены, они все происходят, стоят на контроле.

 

Ведущая: И все-таки, какие производства в каких отраслях будут развиваться, и вы видите наиболее перспективными сейчас.

 

Юрий Трутнев: Вы знаете, самым главным критерием отбора инвестиционных проектов мы считаем мультипликативную сетку. То есть сколько рублей частных средств придет на один рубль вложений бюджетных. Потому что за счет только Федерального бюджета мы, очевидно, Дальний Восток поднять не можем. И задачи такой не стоит. Надо вкладываться эффективно, надо вкладываться так, чтобы минимум бюджетных вложений приводил к большим частным инвестициям.

 

Такие проекты отобраны. Это проекты в сфере переработки полезных ископаемых, чтобы не возить их, скажем, в сыром виде, за рубеж не продавать, чтобы большую часть прибавочной стоимости оставлять здесь. Это проекты в части логистической инфраструктуры, потому что логистические способности, например, Приморья уникальны, и они совершенно недостаточно используются, и целый ряд других проектов в промышленной сфере, в добыче, переработке полезных ископаемых, в лесном секторе.

 

Ведущая: Какую роль здесь могут играть регионы и региональные власти. Должны ли они получить некие дополнительные полномочия, некие дополнительные ресурсы для того, чтобы развивать новые экономические центры?

 

Юрий Трутнев: Вы знаете, мы сегодня немножечко по-другому конструируем эту оболочку, мы не пытаемся разделить работу на разные части. Вот давайте вы будете заниматься развитием отдельного региона, мы будем заниматься. Мы подготовили, уже вынесли на заседание с участием Дмитрия Анатольевича Медведева законопроект о создании территорий опережающего развития. В рамках этих территорий мы хот создать просто другую оболочку, другие условия для бизнеса, мы хотим добиться, чтобы внутри территории опережающего развития условия были конкурентные. Мы выбрали все основные условия, все, от чего зависит бизнес у всех соседей. Мы посмотрели, за сколько у них проходит административные процедуры: прохождение таможни, разрешение на строительство, подключение электроэнергии, и пришли к не очень утешительным выводам. Убедились в том, что наши сроки, очень отличаются от соседей, сроки всей работы административного аппарата, как правило, на порядок, в десять раз.

 

Ведущая: А про каких соседей вы сейчас говорите?

 

Юрий Трутнев: Я говорю про Китай, говорю про Корею, я говорю про Японию.

 

Ведущая: Вы говорите про внешних соседей.

 

Юрий Трутнев: Очевидно, а с кем нам соревноваться?

 

Ведущая: Может быть сравниваете с регионами в центральной России, или например, на Урале.

 

Юрий Трутнев: Нет, именно про окружающих соседей за рубежом. Если мы хотим, чтоб инвестиции пришли к нам на Дальний Восток, значит, мы должны вот этот ноль в сроках административных процедур сократить. Для этого нужна другая оболочка, нужна возможность менять административные акты, корректировать законодательство.

 

Мы исходим из того, что в особых экономических зонах все эти административные процедуры будут преобразованы таким образом, что станут конкурентнее, они станут в десять раз короче. Далее налоги. Точно также мы планируем не какие-то отдельные налоговые льготы, ну, например, льготы по налогу на прибыль, мы считаем что все наши налоги должны быть приведены в конкурентное состояние. Именно таким образом проект закона и прописывается. Вот, собственно говоря, принцип развития.

Что же касается губернаторов, губернаторы здесь должны выполнять такую же функцию как мы. Они должны следить за тем, чтобы их чиновники не

мешали, а помогали развиваться бизнесу.

 

Ведущая: В идеале, конечно, всегда так бы и хотелось. Территории опережающего развития – это альтернативы особым экономическим зонам? Потому что там есть некие правовые различия в подходе? Например, там особая экономическая зона, по-моему, на 20 лет, на территории опережающего развития предполагаются на 12 лет некие налоговые льготы. И кто будет объявлен территорией опережающего развития? Будет ли это делаться на конкурсной основе?

 

Юрий Трутнев: Прежде всего, не так. Территории опережающего развития, я бы не произнес слова «альтернатива», скорее будем считать, что это следующая форма развития особых экономических зон и они довольно сильно отличаются. Они отличаются точно не сроком. Они отличаются тем, что если особая экономическая зона имеет фиксированный набор налоговых преференций, то территории опережающего развития, как я уже сказал, меняют административные процедуры. Там таможенный режим будет другой, там по-другому будут работать органы власти, там многих проверяющих и контрольных органов может просто не оказаться. Поэтому это значительно более, на мой взгляд, эффективный и современный инструмент. Сейчас, практически таким образом, начинает работать Правительство Японии. Причем очень интенсивно. Именно на этих же принципах они очень быстро, буквально месяц за месяцем идут отчеты на Правительство о создании таких территорий. Поэтому мы примерно делаем тоже самое, что наши конкуренты.

 

Ведущая: От каких контрольных и надзорный функций вы намерены избавить Дальний Восток?

 

Юрий Трутнев: Вы знаете, я сейчас не хочу называть отдельные ведомства, но если хотите пример, то пожалуйста, вот, у нас, я уже говорил, долго идут таможенные процедуры. Почему, потому что все плохо работают? Да нет, потому, что у нас там три организации работают. Потому что у нас кроме таможни границы проверяют, ну и границы, естественно, у нас – святое, у нас там еще Россельхознадзор, Роспотребнадзор. Собираю их, я говорю: «Можете передать свои функции таможне? Чтобы у нас там не 10 человек бегали, а один орган проверял?». «Можем». Таможню спрашиваю: «Можете принять эти функции?». «Можем». Значит, будем делать. Мы постараемся создать, скажем так, пример успешных административных практик. Мы делаем это, прежде всего, очевидно для Дальнего Востока, но в определенно смысле для всей России. Если у нас это получится, потому что это такая большая и не очень простая работа, если у нас это получится, то этот пример необходимо будет тиражировать на другие части страны, чтобы выигрывать в конкуренции, чтобы быстрее развиваться, чтобы бизнес себя лучше чувствовал.

 

Ведущая: И все-таки, этой территорией будет объявлен весь Дальний Восток или конкретные регионы, города?

 

Юрий Трутнев: Нет, не Дальний Восток весь, и не регионы, и не города. Это именно будут территории. Это будут территории, на которые мы сможем подвести инфраструктуру, где мы сможем взять землю, чтобы быстро предоставлять ее инвесторам. А самое главное – эти территории должны быть выбраны с точки зрения потенциала роста. Потому что можно выбрать площадку в Тайге и тащить туда, за тридевять земель инфраструктуру, и тогда никакой эффективности не получится. А можно выбрать площадку, где уже есть инфраструктура. Где, если мы говорим о сельском хозяйстве, есть плодородные почвы. Если мы говорим о логистике, есть рядом создать возможность портовую зону. Если говорим о переработке полезных ископаемых, то есть соответствующие ресурсы. То есть мы должны подбирать территории опережающего развития так, чтобы они с минимальными затратами могли как можно быстрее стартовать.

 

Ведущая: Значит, вы должны уже должны знать, сколько территорий опережающего развития должно быть и в какие сроки они должны появиться?

 

Юрий Трутнев: Что касается ответа на вопрос «Сколько?». Для того чтобы идти этим путем, для начала нужно начать двигаться, поэтому пока мы исходим из того, что ориентировочно должно быть 2 территории опережающего развития в каждом субъекте Российской Федерации Дальнего Востока. В то же время я не думаю, что это не должен быть чисто такой арифметический принцип «всем по два», потому что понятно, что все должны исходить из своих возможностей: логистика, инфраструктура, трудовые ресурсы, что более чем важно – они, все-таки, немножечко разные. Но в целом, цифра такая: около 20 территорий опережающего развития. Что касается сроков создания, то, прежде всего, нам надо принять закон. У нас сейчас такая здоровая конкуренция, как только мы начали работу

 

Ведущая: Законотворческая деятельность дискуссия появилась, насколько я знаю.

 

Юрий Трутнев: Сто процентов. Как только мы вышли с этим законом, нам наши коллеги из Сибири сказали: «Нам все нравится, давайте мы включим Сибирь». Мы говорим: «Мы не против включить Сибирь, пожалуйста, но давайте сначала мы разработаем закон». Начали другие эксперименты в этом отношении. Честно говоря, это хорошо, бога ради. Слава богу, что большое количество людей начало думать о том, что нам надо создавать точки роста. Уверен, что как раз общими усилиями мы обязаны сформировать правильную законодательную оболочку.

Ведущая: Но, вы будете настаивать на принятии своего закона, закона о территории опережающего развития. И, по-моему, рассмотрение должно состояться в конце апреля, 21 апреля.

 

Юрий Трутнев: Мы за это отвечаем. Это тот инструмент, без которого говорить о развитии Дальнего Востока довольно странно. Поэтому мы в любом случае будем добиваться принятия. Другой разговор, что мы совершенно точно открыты для любых дискуссий. Если нам будут выноситься предложения, которые могут улучшить закон, мы будем принимать их, очевидно.

 

Ведущая: Еще хочу уточнить: территории вы будете назначать сверху? Или регионы, или потенциальные территории должны будут побороться, а вы будете проводить экспертизу?

 

Юрий Трутнев: Это совместная работа. За это время мы побывали во всех субъектах Российской Федерации. В каждом провели совещание и выслушали местных руководителей, представителей бизнеса о их предложениях по ускорению развития. Невозможно было без этого начинать двигаться. После этого мы собрали все их предложения, люди выехали на площадки, на место. Посчитали, сколько будет стоить подвести энергию, сколько будет стоить подвести водопровод. Какие преимущества дает эта территория, на что она может потенциально работать. Вот, исходя из этого, проводится анализ, выбираются площадки. Вообще, если все-таки еще раз сказать об общей рамке развития, то она делится на две части. Мы прежде всего будем поддерживать те проекты, которые уже структурировались до нас. Просто они не могут стартовать, потому что им чего-то не хватает, как я уже сказал: где-то железной дороги, где-то линии электропередач. И там надо просто помогать для того, чтобы в ближайшие два-три года эти проекты уже стартовали. Я могу сказать, что совокупно по проектам, находящимся в высокой стадии реализации, мы посчитали, можно привлечь около 2 триллионов рублей частных инвестиций, создать 40 тысяч рабочих мест и практически в 2 раза увеличить валовой продукт региональный Дальнего Востока. Вот это один блок. Это помочь тем, кто уже работает. Когда мы говорим о территориях опережающего развития, то это стартапы, то есть это новые проекты, и создание для них условий. Оно собственно будет состоять из предложений по площадкам, когда люди сразу могут получить землю, инфраструктуру, все необходимые разрешения. И еще 2 блока, как я уже сказал: ускорение административных процедур и минимизация налогов.

 

Ведущая: Каких инвестиций требует стартап со стороны государства для того, чтобы подвести инфраструктуру и обеспечить инвестора всем необходимым?

 

Юрий Трутнев: Мы планируем на эти цели потратить до 2017 года средств порядка 30 миллиардов рублей.

 

Ведущая: Но и в такой ситуации вы, конечно, обязаны знать инвесторов в лицо, чтобы не получилось так, как у нас часто получается с индустриальными парками и с технопарками, когда регионы открывают из, ждут инвесторов, а тот все не приходит и не приходит.

 

Юрий Трутнев: Вы абсолютно правы. Ни одна территория опережающего развития не будет создаваться до того, как будет создан какой-то пул инвесторов. Мы, прежде всего, будем работать с компаниями, приглашать их. И наши компании, и не наши компании. И только после того, как определенный пакет набирается, мы стартуем. Остальное будем добирать уже в процессе.

 

Ведущая: Так все-таки инвесторов знаете?

 

Юрий Трутнев: Инвесторов по проектам, которые находятся в высокой степени готовности, конечно, знаем. Более того, с большинством из них уже встречались. Другой разговор, что мы хотели бы, чтобы этот процесс не был субъективным. Поэтому пока мы, скажем так, провели предварительные встречи, параллельно мы разрабатываем критерии для того, чтобы было абсолютно прозрачно и понятно, почему мы отобрали этот проект. Утвердим эти критерии на заседании Правительства, и тогда будем принимать решения.

 

Ведущая: Вы упомянули о конкуренции с внешними рынками. И действительно, на Востоке трудно конкурировать, потому что там есть и дешевая рабочая сила, там есть и население, и инфраструктура тоже есть. Как вы относитесь к такой идее, что одним из наших конкурентных преимуществ, в том числе на Дальнем Востоке, является, наличие сырья. Вместо того чтобы вывозить сырье, поставлять его в Индонезию, в Китай, во Вьетнам проще держать его здесь, и завозить производство сюда, иностранных инвесторов приглашать на территорию Дальнего Востока.

 

Юрий Трутнев: Что касается добычи сырья, энергетического сырья, минерального сырья, то помимо ограничений по стратегическим запасам, у нас рынок открыт и, скажу честно, большого дефицита в инвестициях мы не испытываем.

 

Ведущая: Мы добыли, понимаете…

 

Юрий Трутнев: Да, поэтому я выделил добывающую отрасль. Что касается переработки, то мы обязаны добиваться максимальной степени обработки здесь, на территории Дальнего Востока. И вы знаете, мне кажется, что здесь просто надо быть чуть-чуть обязательным с обеих сторон. Потому что ведь эта работа начиналась. Она просто до конца не доведена. Потому что, например, когда анализируешь рыбную отрасль, то с удивлением обнаруживаешь, что у нас куча квот выдана под обязательство по строительству перерабатывающего завода. Причем, выдано корейским компаниям, разным компаниям.

 

Ведущая: То есть они уже обещали

 

Юрий Трутнев: Конечно. Квоты есть, рыбу ловят, а заводов нет. Поэтому, когда мы говорим о создании инфраструктуры для поддержки инвестиционных проектов, когда мы говорим об обязательствах по строительству обрабатывающих мощностей, то я буду настаивать на том, что ни одно такое действие не будет начинаться без соглашения, обязывающего, скажем так, обязательного для выполнения обеих сторон. Более того, по отдельным компаниям, там, где мы действительно осуществляем, скажем так, стратегическую помощь в подготовке, мы еще посмотрим, что будет гарантией со стороны компании. Я не исключаю, что мы будем предлагать гарантировать обязательства компании залоговым пакетом акций.

 

Ведущая: Вот так вот даже.

 

Юрий Трутнев: Да.

 

Ведущая: Для иностранных инвесторов будут какие-то особые-особые условия. Вот, есть для наших инвесторов, а есть еще для иностранных?

 

Юрий Трутнев: Я не знаю, я не думаю, что должны быть какие-то особые-особые условия. Здесь все очень просто. Мы должны развивать и поддерживать, прежде всего, экономику Российской Федерации. Поэтому как раз для российских компаний преференции могут иметь чуть более широкие рамки. Не очень сложно посчитать, сколько дополнительного эффекта приносит работа российской компании в части уплаты налогов на территории, это все может учитываться в объеме преференции. А в остальном, помимо, как я уже сказал стратегических областей, мы, очевидно, должны быть максимально открыты для иностранных инвестиций.

 

Ведущая: Все эти планы невозможно реализовать без людей, которых катастрофически не хватает на Дальнем Востоке. Достаточно посмотреть на демографические показатели этого большого региона. Какие предложения, какие идеи есть для того, чтобы перевезти людей на Дальний Восток и сделать это максимально добровольно?

 

Юрий Трутнев: Ну, конечно добровольно, как еще.

 

Ведущая: Другие времена.

 

Юрий Трутнев: Вы знаете, мы конечно тоже об этом думаем. Прежде всего, я хочу сказать, что мы хотим объявить восточный призыв. Мы хотим постараться доказать, объяснить людям, что они, особенно людям молодым, которые сейчас ищут дорогу к успеху, что ситуация в мире сейчас не очень простая. В Европе не очень простая. Что Дальний Восток сейчас реально может стать совершенно, скажем, другой территорией, где можно быстро доказать, что ты умеешь работать, где можно быстро реализовать инвестиционный проект. Ведь о чем сегодня, прежде всего, жалуется бизнес. Он говорит, что большие издержки, длительные административные процедуры, налоги не плохо бы снизить. Пожалуйста, вот вам, пожалуйста, территории опережающего развития. Все сделано на лучших конкурентных принципах, докажи, что ты умеешь работать. После этого ты можешь работать где угодно и быть успешным, вот тебе первый шаг. Я думаю, что у нас есть под что приглашать. Это первое. Второе, мы хотим продолжить развитие острова Русский. Вот там сегодня есть Дальневосточный федеральный университет. Замечательный университет. Тем не менее, мы что на нем завершили. Вот построили университет и все закончилось? Нам кажется, что потенциал острова Русский на этом не ограничивается.

Остров Русский – уникальная территория. И с точки зрения того, как он расположен, и с точки зрения природно - климатических условий. Мы хотим там создать интеллектуальный центр. Мы хотим создать условия для молодых ученых России, Азии. То есть мы хотим, скажем так, построить взаимодействие между учебным и научно-исследовательскими процессами. Отработать новые методики финансирования научных процессов. Мы хотим сделать так, чтобы на острове Русский появился Центр новых перспективных разработок, обучения и все это было.

 

Ведущая: Идея прекрасная, Юрий Петрович. И, главное, кампус там красивый, инфраструктура там хорошая. Я думаю, что со времени саммита АТЭС там немногое изменилось в худшую сторону, я думаю, что многое там также и осталось. Но вопрос перетока кадров, переброски кадров, у нас остается. В том числе и научных молодых специалистов. И что касается, что любого другого региона, что острова Русский, главный – квартирный вопрос, обеспечение жильем, обеспечение перспективной работой. Вот важная часть, откуда забирать людей?

 

Юрий Трутнев: Забирать людей?

 

Ведущая: Забирать, мне кажется, да. Вот у нас есть Дальневосточное отделение Академии наук, но, наверное, для новой силиконовой долины это будет недостаточный ресурс. Наверное, нужно брать еще кого-то из центра, приглашать. Может быть, нужно приглашать кого-то из других стран, это должна быть такая большая и активная работа.

 

Юрий Трутнев: Прежде всего, ровно на это, в определенной части, и должна быть предназначена Федеральная целевая программа по развитию Дальнего Востока. И очевидно, и на жилье и на создание условий для специалистов необходимо тратить средства. Но что касается рабочих мест, мы с вами в основном сегодня только об этом с вами и говорим. Как открыть новые предприятия. Как поддерживать инвестиционные проекты. И я уверен, эти проекты будут реализованы, а они реализованы будут, и я не вижу для этого никаких препятствий, то и люди поедут туда работать.

 

Ведущая: У вас или у конкретных регионов есть какие-то планы по возведению жилья, например, для того, чтобы было, куда приезжать людям?

 

Юрий Трутнев: Вы знаете, сейчас я скажу честно, мы занимаемся строительством нового жилья в основном в связи с последствиями паводка предыдущего года. Вы знаете, что там строится жилья более чем для 3000 семей. Строится практически за сезон. Работа уже сейчас интенсивно ведется. Я думаю, что тот опыт и то развитие строительного рынка, которое мы в любом случае обеспечим в связи с этим, в любом случае пригодится нам и для дальнейшей работы.

 

Ведущая: А в каких объемах сейчас возводится жилья для пострадавших от паводков?

 

Юрий Трутнев: Там сейчас только снег сходит.

 

Ведущая: А какие планы?

 

Юрий Трутнев: К 30 сентября уже должны полностью закончить работу. Строительство уже сейчас активно ведется в Хабаровском крае, ведется в Амурской области, немножечко отстает Еврейская область. Но мы процесс контролируем, будут догонять. Все идет по плану.

Ведущая: Юрий Петрович, а есть какие-то планы по восстановлению финансирования. Потому что речь шла о нескольких триллионах, там правда в пропорциях 30 к 70 частных инвестиций и государственных. Тем не менее, денег поступило значительно меньше, порядка 170 миллиардов, по-моему, а нужно было больше гораздо. И что касается финансирования со стороны институтов развития, это тоже важный вопрос.

 

Юрий Трутнев: По финансированию со стороны институтов развития мы исходим из того, что необходимо переформатировать фонд развития Дальнего Востока. На сегодняшний день я не думаю, что стоит перечислять причины. Но он не может в такой форме работать. Со времени своего создания он не инвестировал в развитие Дальнего Востока ни рубля, и его дальнейшее использование в этой организационной форме бессмысленно. Мы уже предложили Председателю Правительства реорганизовать Фонд. Думаем, что в самое ближайшее время это будет осуществлено. Это один из мощных инструментов финансирования, так сказать показателя.

 

Ведущая: Но под эгидой Внешэкономбанка будет по-прежнему этот институт действовать.

 

Юрий Трутнев: Нет. Не под эгидой Внешэкономбанка. Внешэкономбанк имеет собственные задачи – это финансовый институт. У него собственные ориентиры, собственные, скажем так, показатели. Нам нужен инструмент, для которого единственным показателем деятельности является развитие Дальнего Востока. Он не может работать на что-то еще и отчитываться, как он вообще. Нам нужен целевой инструмент, тогда его деньги будут приходить туда, куда необходимо.

 

Что касается вопроса финансирования вообще, ну, все всегда хотели бы больше проинвестировать средств в развитие регионов. Но мы находимся в конкретной бюджетной ситуации, поэтому все наши планы развития мы, прежде всего, координируем с возможной ситуацией. Мы не хоти написать программу, в которой сказать: «Дайте нам три триллиона денег, и мы все на Дальнем Востоке сделаем замечательно». Потому что можно было сказать: «Не дали, и поэтому мы не сделали». Мы исходим из реально существующих возможностей. Другой разговор, что для того, чтобы их расширить мы предлагаем несколько, скажем так, некоторые не очень стандартные, но очень эффективные, с моей точки зрения, решения. Хоть такая внутренняя бюджетная кухня, навряд ли это интересно всем зрителям, но решения и предложения существуют.

 

Ведущая: Последний вопрос, Юрий Петрович. Сколько своего рабочего времени вы проводите на Дальнем Востоке? Успели ли вы полюбить Дальний Восток? Успели ли вы понять этот регион?

 

Юрий Трутнев: Ну, что касается времени – пятьдесят на пятьдесят. То есть я примерно половину времени я провожу в Москве, а половину на Дальнем Востоке, во всех его территориях, во всех его территориях, во всех субъектах успел побывать. Время планирую не исходя из того где и сколько времени находиться, а исходя из того, где я нужен. В Москву, как правило, я, как правило, возвращаюсь к заседанию Правительства Российской Федерации. У нас достаточно много совещаний под председательством Председателя Правительства, Президента страны, и я обязан принимать в них участие. Все остальное время, когда я могу находиться за пределами Москвы, я нахожусь на Дальнем Востоке.

Что касается того, успел ли полюбить: я не вчера на Дальний Восток приехал, не полгода назад как получил назначение. Я слава богу, и будучи Министром природных ресурсов не разв этом регионе бывал, Мне очень нравится этот край, он во многом похож на мою родину, на Урал. Я тоже, как вы знаете, не в Москве родился. Что же касается слова «понять», то я не возьму на себя ответственность и не скажу, что я все понял. Это неправда. Потребуются еще сотни встреч с людьми, работа по реализации конкретных проектов, анализ отраслей, чем мы тоже сейчас занимаемся, для того, чтобы спустя какое-то время я мог вам честно глядя в глаза сказать: «Да, я понимаю Дальний Восток, я понимаю все нюансы и все проблемы, и понимаю, как двигаться по каждому из них». Пока я точно знаю, что мы создали тот продукт, которого до нас не было. Мы создали систему управления развитием Дальнего Востока. Ее сейчас надо материализовать, она начала материализовываться. Получены полномочия. Министерство по развитию Дальнего Востока раньше было, а полномочий не было. Следующий шаг – закон о территориях опережающего развития. И так далее.

 

Ведущая: Я желаю вам успехов и благодарю вас за этот разговор.

 

Юрий Трутнев: Спасибо.

 

Ведущая: Заместитель Председателя Правительства и Полномочный представитель Президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев был гостем программы «Мнение». Спасибо за внимание, до свидания.


 

 


Источник: "Вести:Приморье" [ www.vestiprim.ru ]

Новости партнеров

Loading...

Добавить комментарий

*ВНИМАНИЕ! В комментариях на сайте vestiprim.ru запрещено размещение сообщений, содержащих заведомо ложную информацию, клевету, нецензурные слова, оскорбления в адрес кого-либо. Запрещено размещать информацию, способствующую разжиганию религиозной, расовой и национальной розни. Запрещены сообщения, призывающие к экстремистской деятельности. Все подобные сообщения будут удаляться администрацией сайта.
Пожалуйста, будьте взаимно вежливы и уважайте мнение друг друга.


Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Пройдите проверку:




Детские Вести


Школа телевидения


Спорт: Приморье


Владимир Миклушевский. Блиц


Азия за неделю


Это выгодно!


Специальный репортаж


Отдых у моря