Забытый ветеран-2: Клавдию Костеву из Кневичей не признают участником Великой Отечественной несмотря на государственные награды

Забытый ветеран-2: Клавдию Костеву из Кневичей не признают участником Великой Отечественной несмотря на государственные награды

44 года Клавдия Ивановна Костева была участником Великой Отечественной войны. А в 1987 году ее вычеркнули из списков ветеранов. Сейчас старший сержант в отставке и учитель с многолетним стажем живет одна в крохотной квартирке в Кневичах, получает трудовую пенсию и мечтает, чтобы ее вновь признали «настоящим защитником Родины».

В редакцию VL.ru обратились председатель Совета ветеранов села Кневичи Галина Грабко и Елена Ким, дочка бывшей ученицы Клавдии Ивановны. Они и рассказали, что 93-летнюю Клавдию Костеву (в девичестве Полуляхову) с 1987 года перестали считать ветераном Великой Отечественной.

Случай с «забытым ветераном» — не единичный. В канун Дня Победы мы писали о 90-летней Анне Соколовой из Артема, которая с 16 лет партизанила в Белоруссии, была ранена, но потеряла все медали и почти все документальные свидетельства об участии в войне. Без кипы бумажек чиновники отказывались признать ее ветераном. Подробнее…

В случае с Клавдией Костевой все несколько иначе. У нее есть и медали, и документы. И доказательства того, что она в войну служила в авиационной дивизии особого назначения. Правда, о самой дивизии открытых сведений сохранилось крайне мало (вероятно, свою роль сыграла приставка «особого назначения», считает Галина Грабко). А чиновники в конце 80-х решили, что 4-я АДОН ВВС КА «не входила в действующую армию». И поэтому статуса участника войны Клавдия Ивановна была лишена.

«Было нам, босоногим, что защищать…»

Родилась Клавдия Полуляхова 22 августа 1922 года в селе Ветренно-Телеуцкое Алтайского края. Там и жила ребенком, пока семью не пришли раскулачивать.

«Мама не хотела в колхоз вступать, — начинает рассказ наша героиня. — И трое до нас пришли — хотели имущество описывать. ''Вы что собираетесь описывать?'' — мама спрашивает. Лошадь, говорят, корову. А корова-то сдохла. ''Ну раз корова сдохла, то и вы подохнете", — так нам сказали проверяющие. И ушли. А мы на печке сидим, слушаем — восемь деток… Мама не стала дожидаться, ночью нас собрала, на телегу усадила и в город Камень-на-Оби отправила, к брату своему. У дяди Миши пожили, а там и папа на работу устроился в мастерскую, дали нам комнату меньше вот этой. Мы все вместе жили. Потом домик у нас появился. В Камне я 10 классов закончила, поступила в Ташкентский институт на путейский факультет. В 1940 году вышел указ о платном образовании. И я бросила учиться, вернулась домой. А потом и на работу пошла — в деревню послали учительницей, преподавать русский и литературу в 5-7 классах. Потом в Камень-на-Оби перевелась — Барнаульский институт туда переехал, мы сразу и поступили».

Когда началась война, Клавдия Ивановна и ее однокурсницы сразу подали заявление в военкомат. Но девчонок взяли на фронт не сразу, только в 1942 году. В группе было 30 человек, и специальная комиссия решила принять всех.

«Меня спрашивают: ''Полуляхова, а Иван Васильевич вам кто? Папа? А папа знает? А мама?'' Нет, отвечаю, не знают. И тут послал меня райком комсомола в командировку в колхоз — наверное, специально, подальше. Каким-то инспектором — а что я там понимала-то… Приезжает к нам машина из города. Спрашиваю: а когда в армию отправляют? Оказывается, 9 мая. А на дворе — 8-е число! Я напросилась с этой машиной домой, собрала все свои вещи, залезла и сижу. Мне в армию надо! 9 мая утром были сборы. Нас, все 30 девчонок, отправили в Новосибирск, в 13-й запасной полк связи. Там я училась, все узнавала, чтобы на фронт попасть. Да все хотели… Было нам, босоногим, что защищать… Сержант Ирхин выпросился на фронт, а за себя рекомендовал оставить меня. И я еще полгода в полку пробыла, учила новобранцев. Три выпуска связистов, механиков аппарата Бодо, подготовила».

Письмо товарищу Сталину

А через год, в июле 1943-го, Клавдию Ивановну зачислили в отдельную 303-ю роту связи и отправили в Подмосковье (станция Подлипки), в роту связи 4-й авиационной дивизии особого назначения. Задачи АДОН выполняла самые разные. Полк связи доставлял корреспонденцию. Санитарный возил медикаменты и консервированную кровь на поле боя и забирал раненых. Литерный на «пешках» — самолетах Пе-2 — сопровождал на задания советские истребители и бомбардировщики.

Телеграфисты, линейщики, радисты устанавливали связь с летчиками, соединяли дивизию с военным штабом в Москве. Правда, в роте связи бойцу Полуляховой показалось, что она не на фронте. И поэтому она решила написать письмо на имя самого товарища Сталина: отправьте, мол, туда, где стреляют. Письмо, конечно, дальше части не ушло — его распечатали и прочли.

«Вызвали меня командир дивизии Белов вместе с комиссаром и начальником штаба Шустиным. Убеждали, что я на фронте, в действующей армии. И я осталась», — рассказывает ветеран.

За время службы Клавдия Ивановна была телеграфистом, начальником экспедиции, начальником станции. Ездила она и в командировки — работала на аппаратах Морзе в литерном полку, сопровождала боевые самолеты. «Была у нас рядовая Валя, радистка. Потом сбежала — в окно ночью выпрыгнула и удрала. Оказалось, шпионка! — вспоминает Клавдия Костева. — Вообще, многое из того, что я вам рассказываю, уже после войны известно стало. А так — ну что мы там знали? Товарищ майор да товарищ сержант, даже без имени».

Награждали нечасто. Но сохранился у ветерана наградной лист — одними из первых старшего сержанта Полуляхову и еще 53 человека из 303-й ОРС приставили к медали «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг» (ими награждались «все военнослужащие и лица вольнонаемного штатного состава, принимавшие непосредственное участие в рядах Красной Армии, Военно-Морского Флота и войск НКВД на фронтах Отечественной войны или обеспечивавшие победу своей работой в военных округах» — то есть те, кто в том или ином качестве воевал). Подписывал акт и вручал медали генерал-майор Белов.

Уже много позже Клавдия Ивановна узнала, что товарища Белова зовут Николаем Георгиевичем. Окончил он, кстати, Владивостокскую пехотную школу комсостава им. Коминтерна, участвовал в шести войнах, а до 4-й АДОН командовал 10-й смешанной авиадивизией Западного особого ВО, потом — ВВС 30-й армией и 16-й Воздушной армией Сталинградского фронта. То есть, наверняка, человека с таким опытом не послали бы сидеть на задворках и просто перебирать бумажки в «недействующей армии».

«Мне показалось, что я никому не нужна…»

«О том, что война закончилась, мы узнали 1 мая — связь-то работала. 9 мая я была в Москве, — вспоминает наша собеседница. — На Красную площадь не попала, праздновала на площади Восстания на Красной Пресне. Там бросали монеты — наверное, всю площадь ими закрыли! Нас буквально разрывали на части, все и всюду на чай приглашали…»

Служить нашей героине пришлось до октября. Демобилизовали ее одну из первых — в Камень-на-Оби надо было добираться по реке из Барнаула, а навигация уже заканчивалась. Последним пароходом старший сержант Полуляхова вернулась домой.

«…Мне показалось, что я уже такая никому не нужная. Брат тоже вернулся, он ранен был на фронте. Трудновато стало в Сибири жить, переехали в Майкоп. Там я вышла замуж, окончила педагогический институт, работала сперва вожатой, потом учителем в станице Гиагинской. А брат в Ольгу в Приморский край приехал. И нас за собой позвал», — продолжает рассказ Клавдия Ивановна.

С 1955 по 1970 годы Клавдия Костева с супругом трудились в поселке Ольга. Оттуда переехали в Магаданскую область. В поселке Палатка жили и работали 15 лет. Вышли на пенсию — в Казахстан поехали, купили кооперативную квартиру. Там-то и начались мытарства.

«Участвовала, но не участвовала»

У Клавдии Ивановны сохранилось много и юбилейных медалей. Есть и нагрудный знак «Фронтовик». Он по закону вручается «лицам, принимавшим непосредственное участие в Великой Отечественной войне в составе действующей армии, партизанских формирований или подполье».

«В 1987 году меня вызвали в военкомат и сказали сдать удостоверение участника войны на перерегистрацию. Потом еще раз вызывают и заявляют: ваша часть не была в действующей армии, удостоверение неверное. На каком основании они так утверждали? Была издана в 1987 году маленькая брошюрка, а в ней — перечень частей действующей армии («Действующие части ВОВ» — прим. VL.ru). А нашей дивизии в этом списке не было. Может быть, потому что это дивизия особого назначения, — разводит руками Клавдия Костева. — Сначала горвоенком мне сказал: приходите — вернем. А начальник оперативного отдела — казах — ни в какую. А штампик в документе только от него зависел! Русских в те годы уже не любили. Потом облвоенком обещал через месяц вернуть — и опять от одного штампика все зависело, а его не поставили. Вот так я 44 года была участником войны, а потом перестала. Я, конечно, не смогла смириться».

В красноармейской книжке у Клавдии Костевой было написано: «Участница войны 1941-1945 годов». И с этой книжкой она поехала в Москву, прямиком в ЦК КПСС. В приемной ей заявили: есть даже Герои СССР, которые по бумажкам не являются участниками войны. Отправили в Министерство обороны. Там в приемной ее тоже отправили восвояси. Газеты в то время писали, как продаются, покупаются, воруются удостоверения ветеранов…

Потом были еще хождения по инстанциям, обращения в Подольский архив («Часть в списках действующей армии не значится», — отвечали оттуда). И письмо академику Сахарову. В конверт, который в декабре 1989 года пошел известному правозащитнику, Клавдия Костева положила оригинал своей красноармейской книжки (сохранилась копия) и удостоверение медали «За победу над Германией». Попросила Андрея Дмитриевича положить обращение лично на стол Горбачеву. 16 декабря Сахаров получил письмо. А 19 декабря он умер…

В 1993-м году семье Костевых удалось продать свою квартиру в Казахстане. Им повезло — среди казахов ходило много разговоров о том, что не надо жилье покупать у русских, все равно сами уедут, всё побросают. Сперва перебрались к сыну в Хакассию. Потом так сложилась жизнь, что пришлось переехать в Кневичи. В 1997 году поселились в Приморье. Через восемь месяцев скончался супруг Клавдии Ивановны, а еще через три месяца не стало ее дочки. Зять женился на другой — пришлось переезжать, «чтобы не быть лишней», говорит наша героиня. На сбережения, что копила для внуков, пришлось купить себе маленькую квартирку.

Вот уже 15 лет ветеран Великой Отечественной живет на первом этаже в доме номер 4 на улице Авиационной в Кневичах. Ее помнят и любят и ученики, и их дети. До недавнего времени она даже помогала с математикой по телефону, решала задачки, считала в уме.

На вопрос, почему она пошла воевать, Клавдия Костева отвечает со слезами: «Я была своей стране очень обязана. Мы очень любили свою Родину. Жили в деревне, никаких перспектив. Сидели сначала — восемь человек — по очереди на завалинку греться выходили. А в 40-м году я уже как все одевалась, получила образование. Как мне не любить Родину? Желаю всем любить свою страну, как мы ее любили».

Также, стоит отметить, что на информационном ресурсе Министерства Обороны РФ «Подвиг народа» опубликован список награжденных медалями «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг», в котором указана старший сержант Клавдия Ивановна Полуляхова. 

Валерия Федоренко

Антон Балашов


Источник: NEWSVL.ru [ www.newsvl.ru ]

Новости партнеров

Loading...

Добавить комментарий

*ВНИМАНИЕ! В комментариях на сайте vestiprim.ru запрещено размещение сообщений, содержащих заведомо ложную информацию, клевету, нецензурные слова, оскорбления в адрес кого-либо. Запрещено размещать информацию, способствующую разжиганию религиозной, расовой и национальной розни. Запрещены сообщения, призывающие к экстремистской деятельности. Все подобные сообщения будут удаляться администрацией сайта.
Пожалуйста, будьте взаимно вежливы и уважайте мнение друг друга.


Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Пройдите проверку:

Комментариев: 1

  • Владимир / 14 января 2016 10:06

    На жд ст Варфоломеевка, участник ВОВ при жизни получил от Правительства Р Ф автомобиль, квартиру, а когда умер, чиновники вдруг нашли "ошибку" - в результате похороны за свой счёт не как участника ВОВ. Во время ВОВ на станции работал завод в/ч 21238 ремонтировал все виды летательных аппаратов стоящих на вооружении ВВС СССР, переоборудовали поступавшие по "Лен-Лизу", ремонтировали самолёты участвующие в малых войнах КОРЕЯ, ВЬЕТНАМ ,АФГАНИСТАН. Работали на благо ОБОРОНОСПОСОБНОСТЬ ОТЧИЗНЫ ,завод занимал 1 места по качеству ремонта изделий среди авиазаводов СССР в 1996 г завод уничтожили, выкинули на улицу 700 высококлассных авиаспециалистов. оставили без работы, освещения, воды, отопления. Спасибо попали под кампанию МЧС. освещение и отопление восстановили воду возят до сих пор три раза в неделю.в обеденный перерыв, Как быть тем кто на работе ? Пытались отстоять завод, гражданское ведомство просило передать им завод, в Москве обида на рабочих за жалобу на командира- пьяницу с генеральской должность превыше разума. Цеха продали в 2005 г частному лицу за 600 000 руб Обещано было рабочие места так их и не появилось. Каким образом можно было продать цеха если земля принадлежит М О.? Этот феномен так и не разгадан. Правит в Приморье КОРРУПЦИЯ и наплевать им на своих земляков, это видно и по Дальнегорску.

    [ Цитировать ]





  • Детские Вести


    Школа телевидения


    Спорт: Приморье


    Владимир Миклушевский. Блиц


    Азия за неделю


    Это выгодно!


    Специальный репортаж


    Отдых у моря