"Вердикт". Фильм-расследование Сергея Станчика о "кировской банде"

Сергей Станчик, корреспондент: «Центральная площадь Владивостока. Один из главных символов города - памятник Борцам за власть Советов. Левая часть монумента посвящена партизанам. Они освобождали Советское Приморье от японских интервентов в 1922 году. Приморская земля богата своими героями. Но вот почти через 90 лет наш край прославят абсолютно другие люди, которых совершенно незаслуженно будут называть «партизанами»».

Алексей Никитин, житель поселка Кировский: «Хочу снять фильм про то, что было. Чтобы больше правды было».

Сергей Станчик, корреспондент: «А ведь неплохая идея! Мы тоже решили снять небольшой фильм, чтобы разобраться в том, почему парням из поселка Кировского вынесли оправдательный приговор. А заодно вспомнить историю тех, кого шесть лет назад обсуждала вся страна».

Первое убийство

Вот они! Те, кого средства массовой информации будут называть «кировской бандой», «лесными братьями», «охотниками на милиционеров». Братья Ковтуны, Никитин, Иллютиков, Кирилов, Савченко. Это последний процесс, на котором они все вместе за решеткой. Через несколько дней присяжные объявят свой вердикт. Одним сократят срок, двоих отпустят на свободу.

Вадим Ковтун, житель поселка Кировский: «Просидели, вышел. Мне все большое кажется, после маленькой камеры».

Еще в 2009-м о них никто и не знал. Обычные молодые люди из обычного поселка. Но уже через год их обвинят в целом ряде громких преступлений: жестоких убийствах, нападениях на сотрудников милиции, избиениях, угонах, кражах и много в чём ещё.

Сергей Станчик, корреспондент: «Наша съемочная группа отправляется туда, где началась история банды — в поселок Кировкий. Это малая родина тех, кого в 2010-м искали сотрудники правоохранительных органов всего края».

Оперативная съемка. Александр Кофтун рассказывает, как он и его товарищи совершили жестокое убийство. По версии следствия, в 2009 году, ради денег и наркотиков, бандиты убили четверых местных жителей, которые занимались выращиванием конопли. Как считают сотрудники правоохранительных органов, это было их первое столь тяжкое преступление.

Изначально обвиняемые признаются в убийстве, но потом на суде будут это отрицать, утверждая, что показания из них выбили!

Братская могила

Просто так найти эту "братскую могилу" невозможно. С матерями двух убитых парней, мы едем туда, где вместе со своими товарищами были похоронены их сыновья.

Убийцы закопали четверых парней в нескольких километрах от поселка. Сейчас здесь китайцы разбили соевые поля, но в те годы вокруг была непролазная глушь. Правда и теперь, сюда просто так не попадешь. Одна из женщин, как и мы, здесь впервые. А вот другая тут уже была. И только благодаря ей мы и нашли это место.

Валентина Пономаренко, мать убитого Владимира Пономаренко: «Когда их раскопали вот здесь, меня привез зять. Мы посмотрели и уехали домой».

Валентина Пономаренко, мать убитого Владимира Пономаренко: «Это то самое место, где они их закопали. Безжалостно (начинает плакать). Я бы хотела чтоб их наказали по полной программе, а не так, что выпустили и все. Убийцы, натуральные убийцы! Хоть бы партизан не позорили, которые погибли в годы войны. «Партизаны»?! Убийцы!»

Надежда Макаренко, мать убитого Дмитрия Макаренко: «Я здесь в первый раз, я никогда не была на этом месте. Не знала даже где это. Вы сами видели, это далеко от поселка, и случайно, просто так это место не найдешь. Здесь даже люди не ходят. Как можно знать? Как можно придумать? Это только они — нашли, выискивали. Это же все спланированное было преступление. И только так можно было найти место это. Если бы Ковтун не показал бы, вряд ли кто нашел бы! Так и были бы не известно где наши дети. Так и не нашли бы мы могилы их».

В апреле 2014 года после первого суда членов банды признали виновными в инкриминируемых им преступлениях. В том числе — и в убийстве четверых жителей поселка Кировского.

Валентина Пономаренко, мать убитого Владимира Пономаренко: «Они убили их там. Первая пуля Вовке в спину была. Видать убегал. А вторая у него в глазнице застряла. И при вскрытии я ее держала в руках. Эту пулю!»

Надежда Макаренко, мать убитого Дмитрия Макаренко: «Они на машине Наумова, одного из убитых, вывезли тела сюда, все вещи сюда закопали».

Но Верховный Суд постановил провести повторное рассмотрение дела по данному эпизоду. И вот уже на втором процессе присяжные прислушались к аргументам защиты. По просьбе родителей погибших, мы пошли на эксперимент, чтоб в прямом смысле докопаться до правды.

Сергей Станчик, корреспондент: «Один из доводов адвокатов - тела закопаны глубоко, а земля слишком твердая. Нужна спецтехника. Лопата эту землю не возьмет!

Вот оно то самое место, где и закопали 4 парней. Конечно, за прошедшие годы в этом районе многое изменилось. Но вот этот пятачок в принципе остался не тронутым. Давайте узнаем, насколько твердая здесь почва. Конечно, идет тяжело. Но при наличии времени и большого количества людей. Можно, в принципе, вырыть яму довольно приличных размеров.

Ну вот буквально полминуты и готова вполне приличная лунка. А при наличии времени и достаточного числа людей, здесь можно вырыть довольно глубокую яму».

"Девятая нога"

«Фальсификация правоохранительных органов!», «В деле «кировской банды» несостыковки!», «В могиле обнаружили девятую ногу!», «Четыре трупа - девять ног?».

Очередное заседание взорвало Интернет! Статьи и заметки в прессе пестрили сенсационными заголовками. В деле «кировской банды» открылись странные подробности. В братской могиле обнаружили лишнюю ногу.

Разобраться во всем поможет, только тот, кто, шесть лет назад, непосредственно был на месте, когда выкапывали трупы. Игорь Карташов не один десяток лет работает судмедэкспертом. И глупых ошибок в своей профессии никогда не совершал.

- Вроде бы четыре труппа и девять ног. Как так получилось?

Игорь Карташов, судмедэксперт: «Я не знаю. Это какие-то слухи. Один труп из четырех был с отделенными стопами на уровне голеностопных суставов, но это скорее всего произошло... Выкапывание проводилось ковшом экскаватора. И произошло отделение этих стоп. У одного трупа эти две стопы были представлены отдельно. Ковш зацепил две конечности одного трупа и отделил две стопы. - А лишних не было? - Лишних не было!»

Так откуда вообще в документах взялась эта девятая нога? Как объясняют следователи, обычная ошибка в документах.

Аврора Римская, старший помощник руководителя Следственного управления СКР по Приморскому краю: «Материалы уголовного дела насчитывали 50 томов, фигурантам предъявлялось обвинение в 30 эпизодах. Проведено более 100 различных судебных экспертиз, я уже не говорю о количестве процессуальных документов (допросов свидетелей, потерпевших, обвиняемых и прочих).

И кроме того, надо понимать, что выкопать, тщательно осмотреть, запротоколировать действия даже по одному телу, которое пролежало в земле почти год, совсем не просто - это тщательная, кропотливая работа, не говоря уже об условиях работы, это не возможно даже представать (лето, жара, запах и прочее), а тут идет речь о четырех таких телах. Банальная техническая формальная ошибка – человеческий фактор».

Опознание

Юлия Чебунина, адвокат: «Извлекались тела несомненно людей, но были ли это Пономарев, Соловьенко и Макаренко - у присяжных возникли сомнения!»

Валентина Пономаренко, мать убитого Владимира Пономаренко: «Я не понимаю этих адвокатов! Ну что врать? Хоть бы одну сюда привести!».

Надежда Макаренко, мать убитого Дмитрия Макаренко: «Не смогла опознать я! Только я не опознала своего сына! Никаких отличительных признаков у него не было. Никаких вставных зубов и ничего прочего. Там останки одежды были. Не смогла опознать я. Мне адвокаты говорили: «А вы что не могли по черепу опознать?». Мне поплохело. Два раза меня выводили оттуда. Жарко, 24 июля. И там был кусок из глины и грязи. Вытащенный. Трудно опознать. Он был худенький, небольшого роста. 1,7 м. Никаких ни наколок, ничего. Был шрам. Мы пытались найти. Но там остатков кожи не было».

Валентина Пономаренко, мать убитого Владимира Пономаренко: «Когда их поднимали с ямы у них шкура и мясо от кости отставала. Нельзя было взять за руки. И что тут не опознали! Я узнала своего, потому что он попал в глину, а глина не пропускает ни воду, ни воздух потому он более-менее сохранился. Поэтому я его узнала. А эти были вообще не узнаваемы!»

Игорь Карташов, судмедэксперт: «Процесс опознания - это совместный процесс с правоохранительными органами, родственниками. Все трупы были опознаны. У них имелись какие-то приметы татуировки. Одежда. Все трупы были опознаны».

Так, а каким же образом удалось опознать Дмитрия Макаренко? Если даже родная мать не смогла его узнать.

Надежда Макаренко, мать убитого Дмитрия Макаренко: «Когда уже сделали экспертизу фотографий. Запросили у меня фотографию».

Игорь Карташов, судмедэксперт: «Брались черепа для фотосовмещения. Это еще один из методов идентификации личности».

Аврора Римская, старший помощник руководителя Следственного управления СКР по Приморскому краю: «В материалах дела есть достаточно доказательств, которые не вызывают никаких сомнений ни у следователя, ни у гособвинения о доказанности вины фигурантов в убийстве четверых мужчин».

Убийство на Давыдова

Николай Дубовик, потерпевший: «Он развернулся и через плечо выстрелил мне в голову». - А куда угодила пуля? Как вообще, так получилось, что выжили? - Пуля угодила в район глаза и вылетела из шеи. И, как понимаю, преступники тоже думали, что помру. И свидетелей не будет, но все не так просто».

Чтобы перечислить все преступления «кировских бандитов», не хватит и сериала. Но некоторые просто нельзя пропустить. Николай Дубовик вспоминает, как в феврале 2010-го во время патрулирования улицы Давыдова он и его напарник встретились с кировскими ребятами. Милиционеры подошли к машине, в которой сидели трое парней. Но обычная проверка документов закончилась жестоким расстрелом. Николай чудом выжил, а вот его друг и товарищ скончался от многочисленных ранений.

Николай Дубовик, потерпевший: «Я услышал крики своего товарища. Они повалили его на землю и произвели три выстрела в район головы. И в район грудной клетки».

Истекая кровью, Николай думал не о себе, о напарнике, у которого жена, ребенок, и которого, возможно, еще есть шанс спасти.

Николай Дубовик, потерпевший: «Принял для себя решение, что нужно в кратчайший срок предупредить дежурную часть, командование. Так как у меня радиостанции не было вспомнил, что в шиномонтажке, которая находится в 20-30 метрах, есть тревожная кнопка...»

Бывший милиционер ни один год восстанавливался после ранения. Полностью забыть пережитый ужас, конечно, не удается. Но о своих травмах уже может пошутить.

Николай Дубовик, потерпевший: «Восстанавливался долго. В принципе и сейчас у меня правая сторона нерабочая. В смысле, там чувствительности нет никакой. Там удалены нервы были. Пользуюсь тем, чем осталось. Уже привык».

Резня в Ракитном

Евгений и Нина Карась, родители убитого Алексея Карася: «Алешенька, сыночек, который никому плохого в жизни не сделал!»

Евгений и Нина Карась, родители убитого Алексея Карася: «Я не могу даже сказать Царствие небесное тебе, Алешенька. И поверить в это не могу».

28 мая 2009 года жители села Ракитное ужаснулись оттого, что произошло в прошлую ночь. В опорном пункте милиции неизвестные устроили кровавую бойню.

Сергей Станчик, корреспондент: «После того страшного преступления, отделение закрыли. За последние шесть лет мы будем первыми, кто сюда войдет».

Сергей Станчик, корреспондент: «В ту ночь Алексей был на дежурстве. Никого в пункте милиции, кроме него не было. Поэтому ворвавшимся бандитам не составило труда справиться с молодым человеком. Вот здесь. Именно здесь все и произошло. Свою жертву преступники не просто убили, буквально изрезали ножами».

Родители и бывшая жена погибшего милиционера с презрением говорят о раздутом мифе. О том, что на скамье подсудимых якобы оказались не просто убийцы, а «борцы» с коррумпированными работниками правоохранительной системы.

Евгений и Нина Карась, родители убитого Алексея Карася: «Да ну, какой он коррупционный! Сначала он был помощником дежурного в опорном пункте. Потом его начали расформировывать. Мало осталось народа. Он ушел в водители. Возил следователей. Но как автомобиль сломался, своему начальнику говорит: «Поставь меня в смену. Там остались ребята, через сутки ходят».

О том, что испытали родные Алексея, когда узнали, о его столь страшной смерти, нам как бы мы не сопереживали, не понять.

Инна Карась, вдова погибшего сотрудника милиции Алексея Карася: «Тот, кого это касалось, он поймет, тот, кого не касалось, и не дай бог коснется, не желаю такого. Сразу такая потерянность. Как будущее? Что с детьми? Как будут родители? О себе на тот момент я и не думала».

Прокуратура

20 июля 2016 года после второго судебного заседания, присяжные вынесли шокирующий вердикт: «Оправдать!» И наше журналистское расследование не будет полным, если не задать пару вопросов непосредственно обвинению.

- Елена, скажите, пожалуйста, почему во втором суде обвинению не удалось доказать вину подсудимых?

Елена Телегина, старший помощник прокурора Приморского края: «Я вынуждена здесь несколько поправить вас. Потому, что на вопрос о виновности или не виновности подсудимых присяжные не отвечали. Присяжные заседатели признали не доказанным само событие преступления. Это означает что не было самого факта убийства. - Судя по вашим словам, они умерли своей смертью? - Получается, что так».

Владимир Богомолов, заместитель прокурора Приморского края (до 2015 года): «На очевидный факт. Это все равно, что сказать: был ли факт тайфуна. Нет не доказано!».

Поскольку официальный представитель прокуратуры по закону не может обсуждать вынесенный вердикт. Мы обратились к бывшему заместителю прокурора края. Владимир Богомолов до 2015-го, пока не ушел на пенсию, курировал рассмотрение громкого дела.

Владимир Богомолов, заместитель прокурора Приморского края до 2015 года: «Пошла серия нападений на сотрудников милиции и на каком-то заседании я высказал соображение: «Не дела ли это рук одних и тех же людей? Мы тогда пригласили руководство Следственного комитета и пришли к выводу. К тому времени уже было несколько дел по всему краю: обстрелы, ограбления. Их объединили и вот вышли на эту группу. Расследовали. Затем оно оказалось в сфере суда. Вот тут-то я непосредственно курировал рассмотрение дела в суде».

Так почему же в первом суде у присяжных не возникло сомнений в том, кто и кого убил?

Владимир Богомолов, заместитель прокурора Приморского края до 2015 года: «Первое дело рассматривалось все! Это более 20 эпизодов. И вся картина перед присяжными от начала зарождения этой банды, и завершая их задержанием. Когда вся картина, у человека формируется картина. Он убеждает, что это не какой-то поступок извлеченный вовне. Это система действия годами. Как люди трансформировали свою организацию. С первого может быть спонтанного убийства четверых лиц. Организация планирования. Какие-то идеологические заявления. Ну это ничто иное как попытка мерзкие преступления замаскировать какой-то оболочкой. Гособвинитель ограничен доказательствами только этого эпизода».

В западне!

У «кировских бандитов» было много укромных мест, где они могли отсидеться, пока их ищут правоохранительные органы. Тайные убежища в лесу, съемные квартиры в разных городах и поселках. Не удивительно, что их так долго не могли поймать. До 11 июня 2010-го. Кульминацией охоты на банду стал штурм дома в Уссурийске. Как рассказывает подполковник КГБ в отставке с почти 30-летним стажем, выйти на преступников и оперативно их задержать удалось во многом благодаря тем, кто всегда в тени.

Владимир Петров, подполковник КГБ СССР в отставке: «Высокий профессионализм сотрудников Федеральной службы. Зачастую ребят не видно, но вклад этих людей является серьезным. Разработать меры, понимаете, которые обезопасили бы, прежде всего, население от возможных дополнительных жертв. И самое главное - оперативность или скорость выполнения этих мероприятий, но делать это надо быстро оперативно и качественно».

Сергей Станчик, корреспондент: «Дом на Тимирязева, 73. Здесь в течение нескольких часов укрывались члены «кировской банды». Силовики блокировали здание и предложили парням сдаться. Но те открыли огонь. В ответ спецназ пошел на штурм».

Операция захвата и ликвидации банды проводилась с размахом. Квартира, которую штурмовал спецназ, находится за стенкой Эммы Ивановны. Пенсионерка, несмотря на свои почтенные 85 лет, тот день помнит прекрасно.

Эмма Сниткова, житель дома Тимирязева, 73 (Уссурийск): «Часов в 12.00 нас всех повыгоняли из дому. Тут понаехало солдат. Полк целый! Выгнали, и мы на солнце пеклись. Жара была. С той стороны солдаты, с этой солдаты. На крышу залезли. Что-то в рупор кричали».

Эмма Сниткова, житель дома Тимирязева, 73 (Уссурийск): «С ними не разговаривала: «Здравствуйте! - Здравствуйте. - Как бабушка здоровье?» - Ну, парни как парни».

О своих соседях, да и о том безумном дне пожилой женщине напоминают три дырки на стене оставшиеся после перестрелки.

Сергей Станчик, корреспондент: «Шесть лет назад казалось, что на этом все. И здесь история «приморских партизан» закончится. Но впереди еще много чего: жуткие подробности, открывшиеся в ходе расследования, новые подозреваемые, целых два судебных процесса. Но даже спустя годы в деле «кировской банды» рано ставить точку...».

В Верховном Суде прокуратура намерена добиваться отмены оправдательного приговора. Возможно, что в скором будущем по делу «кировской банды» состоится третий суд.

Ваша оценка этого материала:


Источник: "Вести:Приморье" [ www.vestiprim.ru ]

Новости партнеров

Loading...

Добавить комментарий

*ВНИМАНИЕ! В комментариях на сайте vestiprim.ru запрещено размещение сообщений, содержащих заведомо ложную информацию, клевету, нецензурные слова, оскорбления в адрес кого-либо. Запрещено размещать информацию, способствующую разжиганию религиозной, расовой и национальной розни. Запрещены сообщения, призывающие к экстремистской деятельности. Все подобные сообщения будут удаляться администрацией сайта.
Пожалуйста, будьте взаимно вежливы и уважайте мнение друг друга.


Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Пройдите проверку:

Комментариев: 3

  • Олег / 25 октября 2016 14:55

    Правильно! Зверь должен быть в клетке!!!

    [ Цитировать ]

  • АЛЕКСЕЙ / 20 октября 2016 17:41

    какое нафик правосудие. этому правосудию бы только навесить лишнего на пацанов.

    [ Цитировать ]

  • litr / 12 октября 2016 09:37

    откуда СТОЛЬКО вранья??!

    [ Цитировать ]

  • Школа телевидения


    Школа телевидения


    В объективе: дети


    Школьное радио








    Детские Вести






    Отдых у моря