«Приморью - 80! Наша история»: Виктор Николаев, камнерез из Лазо. Видеорепортаж Ольги Катренко

«Человек-оркестр» — говорят про людей, чьи умения гораздо шире официальной профессии. У героя нашего следующего репортажа нет дипломов ботаника, художника, геолога или камнереза, он сельский тракторист широкого профиля со знанием газосварки. Однако же в рукотворной коллекции Виктора Николаева несколько очень приметных произведений, а на огороде в селе Лазо — кедровый питомник. О необычном мастере — далее.

Он — человек-солнце, это факт. Над Николаевым тучи вдруг прекращают выжимать белье, и он спокойно проводит каменную экскурсию. Всё из-под ног: то в тайге, то на собственном огороде, в двух шагах от дикого леса. Это березы, говорит. И точно, целая роща.

- А это что такое для тебя?

- Сейчас посмотрим.

- Это же сидит там какой-то...

- Человечек?

- Даже я тебе сказать не могу, я определяю, что это гном какой-то сидит — оп! Вот, да...

Он на корню убивает уныние, этот человек в платке корнёвщика. Виктор Николаев и в самом деле охотник за женьшенем, точнее — искатель дикого корня. Как найдет, не трогает, фиксирует, сберегая для будущих приморских поколений. Для себя у него свой, огородный. И вот же факт: чтобы вырастить женьшень, нужно подсечь кедр.

- Его полностью срезают, чтобы корни остались. Тогда свобода для женьшеня есть, как — он же рыхлит землю, правильно!

А чтобы кедр не обижался, и его подращивает в питомнике. Но свои деревянные шедевры человек-женьшень режет из валежника. Герои у него всё индейцы. Маски, рельефы, и картину написал про последних из могикан.

- Ну и что получилось? Вот они, все индейцы только тут и остались… Трампу показать.

А нам показывает, куда забредал в поисках зверя, камня и корня.

- Мы вышли, сами обалдели, поляна в тайге, и такая «беда». Вот видишь тоже, дождь хлыщет, подошли, а тут женьшень растет и гриб.

Удивляет окаменелым деревом. Мамонта на нем нарисовал. Одно к одному, говорит, по времени.

- Ну, вот кора, видишь, как она.

- Поняла я, кто вы такой.

- Кто я такой?

- Человек-земля.

Тут же парирует, иди, редиску собирай. Гордится тонкой своей работой — храм о пяти маковках с колокольней, из мягкого минерала, талька.

- Смотри, видишь, выгоняет всю нечисть из церкви. А тут, с этой стороны, видишь, это я уже вырезал сам.

Вдруг озаботился Виктор Григорьевич, провод подтянул для турбинки. Есть повод внука Данилку проконсультировать по резке вулканической бомбы.

Срезы бывают хороши, аметистовые или рыжие, как тигриные полоски. Как серьги в ушах симпатичной девушки. За сережками приходи, зовет человек-оркестр.

Ваша оценка данного материала:


Источник: "Вести:Приморье" [ www.vestiprim.ru ]

Новости партнеров


Добавить комментарий

*ВНИМАНИЕ! В комментариях на сайте vestiprim.ru запрещено размещение сообщений, содержащих заведомо ложную информацию, клевету, нецензурные слова, оскорбления в адрес кого-либо. Запрещено размещать информацию, способствующую разжиганию религиозной, расовой и национальной розни. Запрещены сообщения, призывающие к экстремистской деятельности. Все подобные сообщения будут удаляться администрацией сайта.
Пожалуйста, будьте взаимно вежливы и уважайте мнение друг друга.


Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Пройдите проверку:






Школа телевидения


В объективе: дети


Школьное радио








Детские Вести


Отдых у моря