«Приморье. Территория дружбы»: жизнь и эксперименты жителей Ольгинского района. Спецрепортаж Ольги Катренко

Чтобы узнать, как живут далеко от столиц люди, для которых Приморье – территория дружбы, а еще — территория эксперимента в домашнем хозяйстве и территория традиционной рыбалки – отправляемся сегодня в Ольгинский район.

Мои коллеги, Ольга Катренко и Максим Малыгин, на этот раз, добрались до самого северного населённого пункта. И, впервые за три года ольгинских открытий, вышли в море, по устью Авваку́мовки. Гольды, удэгейцы, тазы, их проблемы, надежды и будни, национальная кухня и невероятная природа - в специальном репортаже с побережья заливов Владимира и Ольги.

«Куда вы все? Завёл вот Белочку. Люся, Люия, Идии. Молочная, Люся. А это Изабелла».

«Как правильно Белочку погладить, чтобы ей понравилось? Ушки, рожки?»

На берегу Весёлого Яра, оказывается, свободных десятин для выпаса скотинки не найти. А хотелось бы. Тем более, когда живёт и трудится в селе столь талантливый самородок.

«Опа, ничего себе, заигралась? Норов свой показываешь?».

О национальности своей Валерий Пан говорит с улыбкой.

Валерий Пан, житель с. Весёлый Яр: «Мать у меня метиска была, кореянка с тазом, отец кореец был».

Автор: «И тазовская кровь в Вас есть?»

Валерий Пан: «Тазовская есть, но рыбы не дают».

Автор: «А почему?».

Валерий Пан: «А потому что, сказали не тот по национальности. Когда надо было её писать, не указал. Вот они мне отказали. А там надо было именно национальность таза».

Автор: «Белла, надо идти, брать тебя и вперёд — писать правильную национальность, чтобы рыбу давали».

Валерий Пан: «Вот она, тоже метиска, зааенская с нубийцем. Козёл был нубиец».

И это не последнее смешанное существо на подворье Панов. Вот шестимесячные свинки.

«Вислобрюхие вьетнамские и ландрасы, вот такие получились».

Автор: «Сколько ж у Вас метисов?».

Валерий: «Все метисы! Да, а вот этот, я купил в этом году кабанчика, на приплод. Ему два месяца. Вот ты какой, позируешь что ли?».  

Идём дальше, дорогу преграждает пока не скрещенный ни с кем индюк.

Хотя, вот же бродят по птичьему двору индоутки. А шипят как гуси на чужаков.

«А хотел получить из них мулардов, а те еще больше, они быстрее растут. Видите, охраняет».

И, как выяснилось, охраняют несостоявшиеся муларды-индоутки чистокровных собратьев. Сколько бываем на личных подворьях, ни разу еще не видели, как сидит на насесте индюшка. Мать она лучшая, считает Валерий Николаевич! Попробуй подойди, выщипет волосы! А это цесарки. Чтобы их показать, пришлось хозяину самому в клетку войти.

«Вот оно, яичко, цесариное яичко».

Макс Малыгин: «Такое же, как и куриное».

Валерий Пан: «Нет, они поменьше. Но скорлупа очень твёрдая. И они сохраняются 60 дней».   

Старается, у него в каждом эксперименте, да что там, в каждом слове экологический подтекст. Если берег, то чистый.

Валерий Пан, житель с. Весёлый Яр: «Местность здесь очень красивая, понимаете, но вот это побережье, летом. Знаете, когда отдыхающие? Ой! Тут столько мусору! Это сейчас вот, в последнее время, стали вывозить. Каждую субботу вывозят. А там никто не собирает, понимаете, вот вы ехали по Средней, видели, наверное».

Если пища, то здоровая. Как козье молоко. Белла - кормящая мать, и всё отдаёт детям. Потому угощает нас молоком коза Люся. Пахнет оно травой и солнцем.

«Поднимаем бокал весело-яровского напитка главного, в честь козы Люси, и в честь хозяина, чтобы все были здоровы».

Залив Владимира передаёт привет Заливу Ольги. Там — рыбацкие будни, когда есть топливо, да, собственно и сам катер. А повезло — глава территориально-соседской общины «Родник» и семейного гольдского клана Чамбайшин как раз отправился в бухту Вангоу, проверить собственные сети. Физлицам только выдавали в этом году лицензии на вылов симы. Общины остались без квот.

Чуть больше месяца назад, в тех же краях, на Аввакумовке беседовали мы с Михаилом о проблемах рыбалки у коренных народов Приморского края. Шли тогда на плоскодонке по реке, смотрели, как там корюшка и краснопёрка. И подняли тему прогнозов.

Михаил Чамбайшин, глава территориально-соседской общины «Родник»: «В этом году, не знаю, на чём они основываются. 4 года назад, 5 лет, были хорошие ходы кеты, рыба была. В этом году прогнозируют, что рыбы не будет, и хотят вообще запретить лов на нашей реке, на Аввакумовке, лов лососёвых».

Июнь. Симу выгребают из Аввакумовки. Но не те, чья река испокон веку.  Не гольды, тазы или удэгейцы. А браконьеры без национальности, те, что по левому берегу разбивают лагеря, о которых разве что глухой не слышал. Коренным в родной реке ловить симу запрещено, вот и идут за километры от богатого русла, в бухту, куда вишнёвый лосось заходит редко.

Валентин Андрейцев, председатель Союза коренных малочисленных народов Приморского края: «У большинства коренных народов таких катеров нет. Он вынужден на деревянной лодке, на вёслах, идти в море, чтобы выставить сети. А если поднимется шторм, кто его будет спасать? На анадромной комиссии хоть и возмущаешься, говоришь, что неприемлемо такое решение, это всё бесполезно. Когда 28 человек голосует за и один против, твой голос ничего не значит».

Валентин Андрейцев не раз предлагал всей комиссии добраться до Аввакумовки. Посмотреть по сторонам, разглядеть незаконные рыбацкие станы, пойти в море с гольдской семьёй. Вот один из младших, Ульян, готовит сети. Помогает младший брат, Стёпа и дед — Владимир Чамбайшин. Род гольдский с давних пор на Аввакумовке, помнит Владимир Михайлович еще песчаную косу посреди реки.

Владимир Чамбайшин, старейшина клана Чамбайшин: «И вот ямы копали, мужчины заводили невода, потом вытаскивали, перегружали в ямы. Потом на подводах, на лошадях, увозили и раздавали всем. Продавать никто не продавал. И не было такого варварства — потрошить икру».

По заветам дедов стараются жить и теперь. Поддерживают друг друга. Уж если ждут возвращения рыбаков с моря, так и костёр будет, и сытный ужин. Женщины заводят тесто. А фарш приготовить берёт на себя старейшина клана.

Владимир Чамбайшин: «Не гольное мясо, а с добавлением овощей, зелени. Так сытнее, мягче. У нас позы или тёзы. А это тюца наша. Между луком и чесноком, более нежный привкус».

Зеленую тюца смешивают с фаршем, щедро сдобренным солью и перцем. Лепят уже в десять рук. И лучше всех, говорят, у дедушки Володи получается. Пельмени или тёзы, как их называют, национальным блюдом считают многие народы. На первенство гольды не претендуют. Вот секретами делятся. Что огонь должен гореть постоянно, иначе пельмени слипнутся.

Лариса Андрейцева: «Вкусно, солёненькие!».

Дед Володя: «Значит, не надо больше соли».

Что воду можно и вовсе не солить, когда есть уникальная приправа — та же тюца, только растолчённая в зеленую массу. Запоминаем новое имя из национальной кухни гольдов, тазов и удэгейцев — тюцефа. К ней добавляется соевый соус, в эту смесь обмакивают и пельмени, и рыбу. Да не переведётся она в этих местах, вишневая и красная. Пусть будет своя у Валерия Пана, из Весёлого Яра, и аввакумовских приморских земляков.

Источник: "Вести:Приморье" [ www.vestiprim.ru ]

Ваша оценка данного материала

Комментировать:

*ВНИМАНИЕ! В комментариях на сайте vestiprim.ru запрещено размещение сообщений, содержащих заведомо ложную информацию, клевету, нецензурные слова, оскорбления в адрес кого-либо. Запрещено размещать информацию, способствующую разжиганию религиозной, расовой и национальной розни. Запрещены сообщения, призывающие к экстремистской деятельности. Все подобные сообщения будут удаляться администрацией сайта. Пожалуйста, будьте взаимно вежливы и уважайте мнение друг друга.


Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Загрузка...