Собачья работа: На приморской заставе подрастает поколение четвероногих охранников границы. Спецрепортаж Ольги Катренко

Собачья работа в прямой видимости сопок сопредельного государства — особая и опасная. Пограничных псов ничто сегодня заменить не может. Их самих и вожатых — так называли кинологов раньше — в принципе показывать нельзя. Но для нас сделали исключение, по крайней мере, с двумя сторожевыми. Вот розыскных на широком экране вы не увидите, но знайте, они есть и точно им есть чем заняться.

Рэй, Рэй! Свои! Этот пёс улыбаться не станет, даже если дадите самое вкусное в мире лакомство. Рэй — сторож и в этом вольере, мечта любого рачительного хозяина и свободный вздох пограничника, когда он в наряде. Но Рэй теперь старичок. И с Денисом Семенихиным мы говорим о судьбе четверолапого старейшины, которого снимают с пограничного довольствия.

Денис Семенихин, кинолог: «Либо его заберут в хорошие руки. Либо отдадут мне. Сейчас процедура списания такая служебных собак».

Родился в 2012-м. Месяц, год — это для ручных пушистиков, которым хозяйки заказывают торты, наряды покупают. Для собак-пограничников наряд — боевое задание и ежедневная работа. Однажды, в 1979-м, когда отделение Сосновая Падь называлось еще заставой Сосновой Гродековского погранотряда, сработала сигнальная система и пёс, его тоже готовили к выходу на пенсию, отправился на задержание и взял след.

Сейчас нам показывают тренировку малышки Венди — 3 года девочке. Примерно так могли захватить и самого известного из перебежчиков с приморской стороны — шпиона Бобылькова. Но легендарный пёс Баян сделал другое: почувствовал запах там, где его почти невозможно было достать. Вода и мокрые камни, посыпанные отбивающим самый острый нюх табаком. Предателя взяли.

«Всё благодаря Баяну, но сам пёс погиб буквально на этом месте, когда наряд выдвигался по тревоге. Он неловко спрыгнул, ведь псы — они как люди, они тоже стареют».

Им, как и людям, посвящают стихи и песни, ставят памятники. Этот пограничники обустроили своими руками. Сколько лет прошло, но путь сюда не зарос: навещают, помнят Баяна. А новой легендой, пусть только собачье счастье сопутствует умнице Алли, похоже станет она.

Уже стала, считает начальник отделения, Евгений Селиванов.

Евгений Селиванов, начальник отделения «Сосновая Падь»: «В 2019 году задерживали гражданина КНР, который пытался осуществить контрабандное перемещение через госграницу корня женьшеня краснокнижного, и именно в результате слаженных действий и, в первую очередь, того, что собака отработала след запаховый и нашла нарушителя в лесу, спустя три километра преследования, он был задержан».

- Когда такое случается, Вам об этом докладывают, как начальнику отделения, правильно? Иначе, как бы Вы узнали об этих подвигах, и докладывает, конечно, не китаец задержанный. Хотя по ним бывает видно, что они встретились с собакой?

Евгений Селиванов, начальник отделения «Сосновая Падь»: «По ним не видно, собаку мы стараемся для задержания применять только в крайних случаях, только если мы физически самостоятельно догнать человека не можем, это происходит крайне редко, чаще всего собака служит именно тем маркером, благодаря которому мы находим человека в лесу».

Нос Алли — носы всех пограничных собак, независимо от профессионального деления на сторожевых и розыскных — каждый день подвергаются большой опасности. За женьшень в Китае едва ли не смертная казнь, так что возвращаться назад после захвата на приморской стороне нарушителям не резон, отбиваются до последнего и травят свои следы смертельным ядом. Чтобы хоть как-то уберечь мохнатых сослуживцев, пограничники носят с собой воду. А самих питомцев учат больше слушать.

Денис Семенихин, кинолог: «70 метров — это её рабочее расстояние, где она должна услышать именно шум какой-то в лесу, не где-то вот рядышком, а в лесу изменения, любые изменения в окружающей среде, звуков именно — она должна их понять и услышать».

- Смотрит преданными глазами на хозяина своего.

Денис Семенихин, кинолог: «Она без меня никуда уже».

Венди сменяет Рэя, которого, как вы помните, если другие добрые руки не найдутся, Денис забирает себе. А пока и будки у них бок о бок, и амуниция на соседних полочках. Но если не в дозоре Венди, то на тренировочном полигоне. След в след. Команды. И любимое, самое нервное и задорное для начинающей — эта зеленая телогрейка с секретом.

- Каково младшему сержанту в этом одеянии? Сколько оно весит и действительно ли защищает на тренировках?

Никита Жмарин, младший сержант: «Одеяние не особо такое тяжёлое, примерно килограммов 15. Оно всегда помогает при укусе собаки».

Играть роль нарушителя — неприятно, конечно. Глаза приходится прятать, собака запоминает врагов и в лицо, а Никите с Венди выходить в наряд. Собачья работа. И как приятно бывает услышать от строгого и сурового кинолога удивительное.

Егор Олиференко, кинолог: «У неё характер такой, нежный».

- Нежный? Мне кажется наоборот. Как удаётся бельгийца, который очень эмоционален, сдерживать?

Егор Олиференко, кинолог: «Да, она спокойная у меня, мне повезло. Работает она безотказно. И в самом деле - хорошая порода».

Егору Олиференко и Алли желаем на прощанье хорошего отдыха, они на славу поработали в составе тревожной группы. Но, пост сдан, пост принят. Февральские сопки могут спать спокойно.

Источник: "Вести:Приморье" [ www.vestiprim.ru ]

Ваша оценка данного материала

Комментировать:

*ВНИМАНИЕ! В комментариях на сайте vestiprim.ru запрещено размещение сообщений, содержащих заведомо ложную информацию, клевету, нецензурные слова, оскорбления в адрес кого-либо. Запрещено размещать информацию, способствующую разжиганию религиозной, расовой и национальной розни. Запрещены сообщения, призывающие к экстремистской деятельности. Все подобные сообщения будут удаляться администрацией сайта. Пожалуйста, будьте взаимно вежливы и уважайте мнение друг друга.


Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Загрузка...