Не романтика: Работа и жизнь на маяке Дальний. Специальный репортаж Максима Каленника

Двести двенадцать лет назад Александр Первый утвердил Положение о содержании маяков и штате маячной команды. В Приморье первый маяк появился 143 года назад и сегодня на побережье края их три десятка — для России это рекорд. Кстати, именно в Приморье находится последний построенный в Советском Союзе маяк, на котором не только работают, но и живут. На мыс Дальний отправилась наша съемочная группа.

Ольгинский район Приморского края. В день нашего приезда на морском побережье настроение неприветливое. Для местных погодная тема в разговорах, пожалуй, самая главная. Но к ее особенностям мы еще вернемся. А пока о главном.

Максим Каленник, корреспондент: «Широта — 43, долгота — 134. Это географические координаты этого места. Здесь, на берегу Японского моря, на вершине отвесной скалы высотой 171 метр высится башня путеводной святыни морей. Это — маяк Дальний».

Триста шестьдесят километров по трассе от Владивостока до промыслового поселка Моряк-Рыболов и еще пять — через дебри, по сопкам. Десятилетия назад этот участок, больше похожий на звериные тропы, маячники пробивали вручную. Работать здесь? Почему бы и нет! А так, чтобы жить, не каждый решится.

Александр Белозеров, начальник маяка Дальний: «Не каждому, кто душой к этому лежит. Стержень должен быть, какое-то стремление. Любовь к этому».

Он из местных. Говорит: где родился, там и пригодился. Работал водителем в рыболовецком колхозе, но в конце '90-х он закрылся. 17 лет назад устроился на маяк и дослужился до его начальника. Его помощник здесь уже 32 года.

- Почему люди идут на маяк?

Борис Захаренко, техник маяка Дальний: «Это люди просто хотят отдохнуть от жизни. Иногда в тишине, хотя дизель когда здесь работает, то тишины тут нет».

В моей маячной летописи маяк Дальний стал двадцать пятым. И у тех, кто живет и работает на маячных башнях, есть много общего. Маячники никогда никуда не спешат, и, на первый взгляд, кажется, что с гостями общаться не стремятся. Но, как это часто бывает, первое впечатление обманчиво.

Борис Захаренко, техник маяка Дальний: «Вы знаете, тут Гросски работали, у них дети были. И маленькая девчонка, первый класс, ходила отсюда зимой в школу по снегу».

Александр Белозеров, начальник маяка Дальний: «Шторм был, шел один на баркасе и, говорит, вас увидел и сразу сориентировался, куда идти. А так — выкинуло бы на камни и всё. Моргает, на сопке стоит. Добрый такой, никакой строгости в нем нет. Как в ландшафт вписан!»

Максим Каленник, корреспондент: «Свет на башне включился в марте '75-го. Маяк Дальний стал последним в Советском Союзе, проект которого предусматривал, что люди здесь будут не только работать, но и жить».

- Вы столько лет работаете на маяке, что для вас здесь стало якорем, что вы остались?

Александр Белозеров, начальник маяка Дальний: «Вы знаете, приходишь... говорят, мы все тут отдыхаем и ничего не делаем. Но, вы знаете, с одной стороны отдыхаешь, но на самом деле только от той жизни, которая там, суета. Вот и все. Не романтика, а как тебе сказать…»

Непролазные туманы и штормовые ветра: особенности местной погоды, которая в мае значительно лучше.

Максим Каленник, корреспондент: «На календаре конец июня, а на термометре всего + 10 градусов. Лето на эти берега приходит, как правило, только во второй половине июля».

Но продолжается до середины октября. На память о беспощадных ветрах на стеклах маячной башни множество ран. Кстати, строительство маяка на мысе Дальнем обошлось в 1 млн 700 тыс. советских рублей. По тем временам сумма более чем внушительная. Дорог сюда не было, и грузы для постройки доставляли морем, выгружали в ближайших бухтах вместе с техникой. Итого: четыре десятка рейсов. Но несмотря на то, что все работы по сооружению башни и маячного городка завершили 31 марта '75-го, лоцию мореплавателей его включили только в январе '76-го. Маяк светит белым изофазным огнем с периодом в шесть секунд: три секунды света и три секунды темноты.

Александр Белозеров, начальник маяка Дальний: «Техника, то она что... У кого-то она может и намокнуть и что-то с ней сотворится. А человеческая жизнь... Человек — раз, и всё… Неприятное дело. На малых судах, на малогабаритных судах. Я считаю, что маяки нужны, как бы ни было, какая техника ни была бы».

- А 22 июня самая короткая ночь, в 5.20 уже выключили, а в 20.45 включили. Самая короткая смена. Да, она всего 8 часов 35 минут. Да, она три дня идет всего и дальше по нарастающей.

Погода и в самом деле безжалостна к маяку. Ветер постепенно срывает внешнюю обшивку, а морская соль и влага превращают краску в рваные куски. Поэтому ближе к августу маячники вновь возьмут в руки кисти с краской и разведут шпаклевку. Но как только сгущаются сумерки, следов борьбы стихии с человеком уже не видно.

Максим Каленник, корреспондент: «Маяк возвышается на 14 метров, но, если прибавить высоту скалы, получаем 185. Это и есть высота путеводного света. Благодаря призматическим линзам свет этой лампочки виден всем морякам в радиусе 20 миль отсюда».

Маячники с Дальнего говорят: маяки нужны каждому. Ведь чтобы ни происходило вокруг, они светом своим делятся бескорыстно.


Источник: "Вести:Приморье" [ www.vestiprim.ru ]

Ваша оценка данного материала:

Популярное в сети
Загрузка...

Добавить комментарий

*ВНИМАНИЕ! В комментариях на сайте vestiprim.ru запрещено размещение сообщений, содержащих заведомо ложную информацию, клевету, нецензурные слова, оскорбления в адрес кого-либо. Запрещено размещать информацию, способствующую разжиганию религиозной, расовой и национальной розни. Запрещены сообщения, призывающие к экстремистской деятельности. Все подобные сообщения будут удаляться администрацией сайта.
Пожалуйста, будьте взаимно вежливы и уважайте мнение друг друга.


Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Пройдите проверку:


Восток 24: Наши вести