В среднем 40 центнеров риса с гектара убирают ханкайские аграрии. Видеорепортаж Ольги Катренко

Последние 200 гектаров из тысячи. Приморский бренд собирают сегодня в Ханкайском районе. Рис урожая-2020 на финишной прямой попал под ливневые дожди и шквалистый ветер. Во что превратились рисовые чеки, и как справляются с этим комбайны?

Жатки чувствительны, оказывается. Как бережно цепляют они плотно лежащие на чеках колосья.

И, кстати, рисовые колоски значительно легче пшеничных по весу, так что в бункер комбайны вмещают почти по четыре тонны. На картах широкого разлива, как говорят о приморских чеках специалисты, лишь малая часть мельгуновской техники. Собирают финальные 200 гектаров.   

«Векторам» приходится идти сейчас против шерсти, чтобы поднять обрушенный тайфунами рис. Полторы недели назад должны были здесь закончить уборку, приходится расхлёбывать, хотя аграрии говорят — урожай богатый».

За штурвалом этого ростсельмашевца — молодой механизатор, Володя Рудовский. Надо быть местным, чтобы так радоваться будничному труду, а может быть и нашему неожиданному визиту.

Владимир Рудовский, механизатор сельхозпредприятия: «Нравится мне комбайн, люблю трактора с детства».

Давно ль такая светлая картина: рисовые чеки и ни одного китайца? Даже в качестве поливальщиков нынче — свои люди. И дело вовсе не в пандемии, говорит главный агроном хозяйства, Сергей Полищук. Приграничных соседей с их беспощадной к плодородному слою мокрой планировкой и убийственным для почвы количеством гербицидов на приморские поля больше не пускают. И ханкайцы из Мельгуновки, Ильинки, Камень-Рыболова решили вернуть отечественный метод глубокой заделки семян, придуманный здесь же, в далекие 60-е. Проще говоря, рис в воде, но вода у корней, а не на самой почве.

Сергей Полищук, главный агроном сельхозпредприятия: «Но вот для того, чтобы глубокую заделку семян производить по технологии, щадящей для этих полей и для этих условий, нужны были семена».    

Что имеем на сегодня? «Долинушку» и «Дубраву», как раз она в руках у агронома. Сорта с китайскими предками, но уже наши собственные. Селекции единственного на весь край специалиста — Веры Ковалевской. Она на пенсии официально, ханкайцы уговорили помочь, разработали для учёного экспериментальные поля. И вот там-то «Дубрава» очень хорошо себя проявила. 

Чтобы зерно стало искристо белым, его сушат на току, пропускают через десяток-другой стоек — их называют нориями. Одна отделяет сечку, на другой, третьей, четвертой отлетают от риса черные, синие, красные примеси — остатки сорной повилики. Кстати, кубанские сорта не выдерживают наших вредителей, к тому же вкусовыми качествами не блещут. Так что рис именно приморский бренд, это не пустые слова.

Дальше от него отскакивает желтый, меловой, дробленка — иными словами, мелочь. И чистейшее зерно отправляется на автоматические весы. Интересно, что ханкайский рис потом могут расфасовывать и называть как угодно те, кто его покупает у производителя. К примеру, Сибирь или даже Ленинградская область. Только мы-то с вами знаем, где он на самом деле родился.

Источник: "Вести:Приморье" [ www.vestiprim.ru ]

Ваша оценка данного материала

Загрузка...
Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.