Крупнейшей в стране краболовной компании придумали браконьерство?

Громкое задержание краболова «Крымский» компании «Примкраб», которое пограничники «записали» в браконьеры без всяких оснований, как лакмусовая бумага показывает отношение береговой охраны Приморского края к предприятиям отрасли Приморского края. Рыбодобывающим компаниям все чаще «вешают» ярлык «браконьеров» и потом в судах, рыбаки вынуждены доказывать, что их траулеры никогда не занимались незаконным промыслом, сообщают "Вести:Приморье" со ссылкой на сайт "Золотой рог".

6 декабря 2019 года по федеральным СМИ и телевизионным каналам прошла новость о том, что в Приморье задержано судно, ведущее незаконный промысел. Как сообщал сайт пограничной службы России (пресс-релиз который был направлен во все СМИ), в результате контрольно-проверочных мероприятий на борту российского рыболовного судна «Крымский» выявлено и выпущено в естественную среду обитания более 11 тысяч особей живого краба-стригуна опилио, добытого в закрытом для промысла районе. Предотвращенный ущерб оценивается в сумму около 53 млн рублей. Судно сопровождено в порт Находка. Проводится разбирательство, по результатам которого будет принято процессуальное решение.

Партия якобы «незаконного» добытого краба была одной из крупнейших по объему валютоемкого ресурса, который добывался компаниями, имеющими законное право на вылов краба. Сенсаций было то, что траулер - «нарушитель», который был обнаружен и задержан сторожевым кораблем принадлежал компании «Примкраб».

«Примкраб» это не просто рядовая рыбная компания. Это один из лидеров крабового промысла России. Несмотря на то, что компания в крабовом бизнесе всего несколько лет, это предприятие с огромным потенциалом развития. На осенних крабовых аукционах собственник компании вложился в покупку 10 крабовых лотов.

Единственный акционер компании Глеб Франк, фигура в рыбном бизнесе известная. Именно ему приписывают административные усилия по смене механизма распределения долей квот на вылов краба. В рыбацком сообществе считают, что этот молодой предприниматель сумел доказать правительству и администрации президента, что крабовый ресурс нужно использовать более эффективно для государства, так как владельцы крабовых квот, получившие их по историческому принципу, не выполняли обязательства по строительству новых судов и не вкладывались в отрасль.

Так это или нет, сказать сложно. Но в крабовом противостоянии победитель известен. Аукционы прошли, а структуры Глеба Франка по итогам торгов заплатили 38 миллиардов рублей за право ловить краба.

На этом фоне новость о том, что головная компания структур «Франка» уличена в «браконьерстве», или назовем это нарушениями правил рыболовства, поставила все отраслевое сообщество в недоумение. Как может бизнесмен, который представлял Владимиру Путину на ВЭФ сразу несколько инвестиционных проектов оказаться замешанным в подобной истории?

Но был ли факт незаконного промысла на самом деле? Оказалось, что через несколько дней после задержания судна, компания «Примкраб» разослала в СМИ пресс релиз, который совсем запутал эту историю.

огласно информации компании, «После спорной ситуации, возникшей в процессе вылова краба РС «Крымский», добыча ВБР была приостановлена. По факту случившегося контролирующие органы проводят соответствующие проверки, компания «Примкраб» также выясняет обстоятельства случившегося. Установлено, что не было допущено каких-либо нарушений правил рыболовства, никаких фактов браконьерства не зафиксировано. Судно осуществляло промысел краба в районе, ограниченном для лова рыбы способом траления. С судна РС «Крымский» снят запрет пользования. Краболов вышел в море, и осуществляет добычу водных биологических ресурсов в штатном режиме. Решение о снятии запрета пользования РС «Крымский» было принято инспекцией по государственному контролю в сфере охраны морских биоресурсов 6 декабря 2019 года. В настоящий момент судно осуществляет плановый промысел в приморской подзоне, имея на борту всю необходимую разрешительную документацию».

Этот пресс релиз туманно «намекнул», какая «спорная ситуация» привела к тому, что пограничники предотвратили ущерб в 53 миллиона, и какие правила рыболовства нарушила компания.

Компания подтвердила, что капитан судна и экипаж никаких правил рыболовства не нарушали. Пограничная служба в Приморье фактом браконьерства или нарушением правил рыболовства, считает работу промысловых судов в районе, где на картах запрещена работа крабовыми ловушками у дна, так как есть некая гипотетическая возможность, что крабовый порядок зацепит мину.

Именно за постановку своих порядков в данном районе (это район острова Аскольд) и пострадал экипаж судна, а руководство компании было вынужденно судорожно объяснять, что претензии пограничной служба не только не обоснованы, но и не имеют перед собой никаких правовых оснований.

Дело в том, что пограничники считают, что это нарушение попадает под действие статья 8.17.КоАП РФ? (нарушение регламентирующих деятельность во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе, в исключительной экономической зоне Российской Федерации или открытом море требований или условий лицензии).

Вот только рыболовство в данном районе, не является нарушением требований или лицензий. У компании есть рыболовный билет, есть квоты, и разрешенные орудия лова. Причем, квоты она осваивала в подзоне Приморья, то есть там, где указанно в билете. Но если орган пограничного дознания начнет интерпритировать это как нарушение рыболовства, то тогда краболов попал. Статья для рыбаков одна из самых тяжелых. Она предусматривает для юридических лиц –штраф от двукратного до трехкратного размера стоимости водных биологических ресурсов, явившихся предметом административного правонарушения, с конфискацией судна и иных орудий совершения административного правонарушения или без таковой.

Возможно, что оперативно отпущенное из под ареста судно, это доказательство того, что руководство пограничной службы в Москве делает попытку разобраться в ситуации. А ведь в Приморье пограничники регулярно преследуют рыбаков. Сами рыбаки говорят, что их «кошмарят». Может они наговаривают на пограничников? Это вряд ли, ведь под большим вопросом были ли правовые основания для задержания, а тем более ареста судна у досмотровой группы? Эксперты считают, что в промысел в этом районе, не является нарушением нормы права, ведь это просто некая рекомендация лоции для штурманов.

Там исторические работают крабовые суда. Они ставят порядки и никаких мин не цепляют. Возможно пора уже пересмотреть лоции, используя опыт рыбаков и убрать эти картографические рекомендации и запреты. И если пограничники уверены, что там все же есть некое минное наследие предыдущих лет, то правильно просто давать экипажам предупреждение, не ставить там ловушки.

Вот только у них другая стратегия. Пограничный корабль предположительно несколько дней отслеживал промысел «Крымского», и в любой момент мог выйти на связь капитаном и дать рекомендацию не осуществлять постановку порядка в этом районе. И это было разумным поведением представителя контролирующего органа, который стремиться предупредить возможное нарушение. Увы, пограничники просто ждали, пока судно начнет поднимет на борт краба, чтобы потом «громко» обнаружить и пресечь нелегальный промысел.

Безусловно, то эти «провокационные штрихи» в системе охраны биоресурсов в отношении легальных и добросовестных приморских рыбаков, на фоне кризиса с охраной госграницы в подзоне Приморья, заслуживают оперативного реагирования руководства федеральной пограничной службы ФСБ России.

Это не первый скандал, связанный с пограничной службой в Приморье. Рыбаки отмечают, что есть некая «дискриминация» отечественных рыбодобывающих компаний, которые оказываются заложниками того, что в Приморье пограничные органы, искусственно «создают» злостных нарушителей, чтобы пополнить бюджет огромными штрафными санкциями.

А ведь искать настоящих браконьеров не нужно. Ежегодно в воды Приморья заходят тысяч корейских шхун, при этом пограничные руководители признаются, что противодействовать этому массовому браконьерскому нашествию они не в стоянии, так как не хватает ни сил, ни средств. По их утверждениям действенной мерой может стать работа по предупреждению в наши воды заходы северокорейских шхун.

То есть, в ситуации с северокорейскими шхунам пограничное управление по Приморскому краю считает, что МИД РФ и Росрыболовство должны провести работу и разъяснить КНДР, что если государство не примет меры, то северокорейская сторона не получит квоты на вылов в российских водах. Почему же капитан пограничного корабля не считает нужным, предупредить по радио связи капитана российского промыслового судна, что в этом районе лучше не добывать биоресурс, так как это можно расценить на некое нарушение?

Ответ на этот вопрос должен дать командующий пограничным управлением в Приморье. Ведь, несмотря на разъяснение «Примкраба» официальное сообщение о незаконном промысле с заголовком «В Приморском крае пограничники задержали судно с незаконно выловленными 11 тыс. особей живого краба» c сайта федеральной пограничной службы ФСБ России не убрано.

То есть, до сих пор не ясно, будет ли компания платить штраф в 53 миллиона рублей или нет. Поэтому рыбацкая общественность внимательно следит, чем закончатся эти крабовые разбирательства. Сообщение о незаконном промысле на сайте ведомства не убрано, в тоже время компания распространяет информацию, что не было допущено каких-либо нарушений правил рыболовства, никаких фактов браконьерства не зафиксировано.

Пограничное управление по Приморскому краю информирует СМИ, что ведется процедура разбирательства. Информации, что пограничные дознаватели приняли решение не выносить постановление об административном правонарушении, пока не было.

Источник: Другой источник

Комментировать:

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Популярное в сети
Загрузка...