Обелиски Спасского района. Специальный репортаж Ольги Катренко

Проект ГТРК «Владивосток» «Обелиски — память приморского сердца» в честь 75-летия Великой Победы постепенно набирает интересный исторический багаж. Ведь не только камень, мрамор и металл интересует нас, не только герои, чьи имена, иногда полустёртые, мы видим на памятных табличках. Но прежде всего те, кто переживают и волнуются за сохранность мемориалов, берегут и восстанавливают. Те, кто могут рассказать хотя бы об одном упомянутом приморце.

Его узнают по улыбке, голосу, статной фигуре. Вячеслав Гнездилов — некогда энергичный участник молодёжного парламента, существовал в Спасском районе такой. Разошлись, когда поняли, к структуре власть прислушиваться не собирается, а задор и большой запас добрых и важных дел сохранился. Мы нашли друг друга давно, благодаря интернету, где Слава выкладывал забавные видео — о пеших походах по родным местам, о помощи пенсионерам, которые не понимали еще, что такое цифровое телевидение. Команда Гнездилова покупала и устанавливала им приставки-ресиверы. Еще все вместе они восстанавливали обелиски. Чистили, облагораживали территорию перед ними, меняли таблички. В общем, Слава был первым, кто отозвался на телерадиопроект ГТРК «Владивосток».

Ольга Катренко, корреспондент: «Слав, ну, это родное?… Хоть и где-то в стороне от дороги… Почему у нас памятник как-то так, в стороне и в то же время вдоль дорог. Всё как-то набегу».

Вячеслав Гнездилов, инициатор проекта восстановления памятников воинам в Спасском районе: «Мы видели разные памятники, есть те, до которых нужно ехать специально. А вот такие — рядом автобусная остановка. Выходят ребятишки, взрослые, вдруг да оглянутся, нет-нет да заглянут. Местные все знают, тут не так много фамилий... Вот моя фамилия... Николай Калашник - мой дедушка по отцовской линии. Был уважаемым человеком в селе, председателем колхоза».

Его не отпускали на фронт, а как попал, стал командиром. И геройски погиб в родных украинских краях. Калашники-Гнездиловы — переселенцы. Слава, признаться, не замечал раньше некоего упадка на мемориале. Но вот же — звездочки нет, табличка нижняя пропала. Вряд ли это местные.

Люба Марцинюк, жительница Сосновки: «Делали на той улице парк, но потом его не стало, а из села соседнего приехали и разгромили его».

Да мало ли чужих, залётных. Родства не помнящих. Сосновская школьница Арина своего прадеда не забывает. Имя его тоже есть на обелиске.

Курило Игнат Владимирович. Каким он был, правда, не знает правнучка. А Слава — показывает портрет, который хранится в доме одной из его бабушек, на той же улице, недалеко от обелиска.

Вячеслав Гнездилов, инициатор проекта восстановления памятников воинам в Спасском районе: «Фамилия украинская, известная, но её часто путают. Мне приходилось искать, и вот совпадает всё: год рождения, место жительства, но то Калашник, то Калашников, часть одна, дивизия одна».

Хороший он - внук. Не могу, говорит, оставить и другую бабушку без внимания. В самом начале села, под присмотром аиста живут украинцы, Иосиф и Галина Поединки, мамины родители.

Вячеслав Гнездилов, инициатор проекта восстановления памятников воинам в Спасском районе: «Бабушка и дедушка — они - тоже переселенцы, но современной волны. Если заселение села Сосновка шло еще в начале века, то здесь тоже с Украины, но гораздо позже приехали и тоже осваивали территорию».

Галина Поединок, Иосиф Поединок, жители с. Сосновка: «33 года здесь, 34 уже. Из Винницы. Липовец. Здесь есть шахта Липовецкая, да? А у нас район Липовецкий».

Из Сосновки в Кронштадтку едем. Как раз начинает садиться солнце, украшает бликами холодные монументы. Два сразу. Вдоль дороги, как обычно, и обелиск с именами 26 местных жителей не вернувшихся с войны. И особняком — бюст Героя Советского Сююза, взгляд которого устремлён ввысь. А ведь Иван Селедцов - не летчик, а танкист. В последнем бою уничтожил он восемь фашистских танков.

Вячеслав Гнездилов, инициатор проекта восстановления памятников воинам в Спасском районе: «У него еще старая форма, как видим. Еще до реформы. Не когда погоны были, а звания были на лацканах воротничка».

Спасский хор «Родники России» готовит победный репертуар. Правда, концерты начинаются намного раньше цветущего мая. И кроме песен, которые знает и поёт вся страна, есть уникальные, спасские, написанные самими вокалистами. Да, да. Педагоги, бухгалтеры, водитель-дальнобойщик...

Александр Силуков, солист хора «Родники России»: «Хирургическая медсестра, о, а вот воспитатель. И? Зоотехник? Зоотехник даже!»

Все они теперь на пенсии, но поют, пишут стихи, придумывают музыку. Вот и теперь история мальчишки, который ждал отца с фронта, звучит, как сложила её Людмила Хацко.

Когда вернулся трижды похороненный в документах старший сержант Виктор Косов, мать едва не поседела. Потеряла уже двоих сыновей. Смирилась. А тут такое счастье Герой Советского Союза, один из 10 спасских, разведчик штурмовой группы. Звезда нашла его, как вышел из-за линии фронта, перед форсированием Днепра, в 44-м.

Елена Добридень, экскурсовод Спасского краеведческого музея: «Взяли языка-офицера, который принес ценнейшие сведения на тот момент, и получилось так, что командир этой группы погибает, и он берет на себя командование. Они выходят. И доставляют языка, и убитого командира выносят к своим».

Пробитая осколочным каска СШ-36, в миру халкинголка. Кружка и котелок. В музейных фондах пока эти новые экспонаты, прислали их волгоградские поисковики, с которыми спасский музей дружит много лет. Земля Сталинграда продолжает отдавать спасских воинов. В 42-м именно здесь сформировали стрелковую дивизию для мгновенной переброски на поле самой страшной, переломной битвы войны.

Сергей Мынкин, научный сотрудник Спасского краеведческого музея: «Судя по отверстию, это крупный осколок, да, или от снаряда или от мины».

Сергею Мынкину еще спасать реликвии от коррозии. А солдат… Его имя так и остается пока неизвестным. Лишь буква «М» на обороте котелка. Что пал под Сталинградом земляк — никто не сомневается.

Евгений Хамов, путешественник, основатель движения «Ходим пешком-онлайн»: «Мы сейчас в селе Никитовка, это крайняя точка Спасска, отдалённое село, исчезающее. Здесь находится вот такой потрясающий обелиск. Чем он мне понравился, в отличие от других, это не классика. Он кирпичный. Здесь просто великолепная березка».

Женя Хамов, чудак-путешественник, пешком прошедший весь Спасский район. Если бы не он, как попали бы сюда, в медвежий уголок, где жизнь теплится ровно в двух хатках. И коты выходят из лесу, как тигры. Красный обелиск едва разглядишь в зарослях. Истёрлись буквы. Но он действительно потрясает. С Женей думали, очень похож на фрагмент крепостной стены. Вот как бывает. Люди уходят, нет уже иных сёл. А обелиски стоят.

Источник: "Вести:Приморье" [ www.vestiprim.ru ]

Комментировать:

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Популярное в сети
Загрузка...